Волонтёры поделились личным практическим опытом

Виктория Кеглева, представитель добровольных лесных пожарных Забайкалья, раскрыла подробности подготовки и деятельности добровольцев:


— Наша организация существует с мая 2014 года, тогда ребята помогали тушить с помощью лопат и грабель. Постепенно начали приобретать оборудование, учиться тушить, читали специализированную литературу. Сотрудничаем сейчас с Гринпис России, учат они нас и первой медпомощи, и тактике тушения. Взаимодействуем с МЧС России, с лесной охраной. По достижении 18 лет любой человек может обратиться к нам, пройти обучение, инструктаж: знать, как себя вести, как безопасно для себя помогать тушить. Одежда у нас специализированная, огнеупорные берцы, респираторы, щитки, краговые перчатки.
Есть пожары, которые мы не тушим, когда требуется помощь авиации, например. А так, небольшие возгорания мы берем на себя, МЧС потом проверяет, благодарит. Если работают на пожаре спецслужбы, мы находимся в подчинении у них. Лесные службы знают свою территорию, они ориентируются. Мы умеем тушить как лесные, так и степные пожары. Иногда, когда огонь небольшой, но на широкой площади, лучше тушить именно ранцами, потому что у пожарной машины большой напор воды, сливается быстрее. А так мы заправляем ранцы и своим ходом тушим, помогаем. Стараемся проводить еще и обучение среди детей, потому что тут мы говорим о причинах пожаров, прививаем с детства понимание этой опасности и то, как себя вести при ней.
Недавно у нас горело возле с. Засопка, было много желающих тушить, но они не были подготовлены, их не допустили. Понимая, что нужно быть подготовленным, некоторые потом выходят на нас. Сейчас в вашем городе открывается подразделение, есть новобранцы, которые будут обучаться. Сам руководитель подразделения прошел обучение у пожарных Гринпис.
Огонь — непредсказуемая стихия, можно оказаться у него в западне. Иногда приходится помогать и выводить друг друга. Еще есть правило: не тушим по одному, оставляем как минимум два-три литра воды, чтобы пробить себе проход, если придется проходить через огонь. Когда низовой пожар переходит в верховой, нужно быстро выбираться из леса. На обучении отрабатываем слаженность действий. Огонь не любит глупости, и вместе с тем нужно иметь холодную голову.

Константин Мухомедьяров, заместитель руководителя поискового отряда им. Кости Долгова, рассказал о нюансах работы поисковиков:
— Планируется к открытию районное отделение для обучения людей, готовых заниматься поиском, ведь умение приходит с опытом. Когда люди впервые выходят на поиск – это неорганизованность, ошибочные самостоятельные действия, противоправные. В первую очередь, нельзя посягать на чьи-либо собственность, жизнь и здоровье и, конечно, нужно находиться в группе нескольких лиц.
Если человек потерялся в черте жилых массивов, то часто хороший результат зависит от распространения ориентировок в соцсетях, досках объявлений, магазинах, людных местах. Есть случаи, когда кто-то самостоятельно исчезает из дома, не поставив в известность своих близких, не выходит на связь, а потом видит себя в соцсетях. Взаимодействие с полицией у нас налажено, мы обмениваемся информацией, работаем в помощь полиции, потому что штат у них маленький. Если пропадает ребенок, то полиция работает именно в определении круга лиц, способных участвовать в противоправных действиях, а добровольцы прочесывают местность. Что касается пеленгации сотовой связи, то нужно как минимум три вышки, чтобы точнее установить сигнал и местоположение телефона. Если одна-две вышки, то радиус охвата будет выше – это менее эффективно. Опять же дислокацию абонента может получить только полиция. Насколько я знаю, по закону Яровой (законопроект, названный по имени автора И. Яровой, вносящий ряд поправок в закон «О противодействии терроризму» и другие акты, касающиеся этого вопроса, и в статьи Уголовного кодекса РФ – прим. авт.) при пропаже ребенка сотовые операторы должны незамедлительно давать данные. В остальных случаях – по решению суда. Когда пропадает человек, то заводится уголовное дело, и этим занимается полиция, у которой помимо пропавшего без вести человека есть работа по выявлению преступлений, пресечению противоправных действий. Есть моменты, когда во время оперативно-розыскных мероприятий информация закрыта от широкого круга лиц. Это зачастую также приносит свои результаты. Если близкие уверены, что человек должен был к определённому времени вернуться и не сделал этого и не находится на связи, нужно подавать заявление в полицию. Понятия трех суток уже не существует. Когда оперативный дежурный в полиции отказывает, нужно попросить письменный отказ. Никто не даст такой отказ, и заявление о пропавшем примут, начнут работу. Участился самовольный уход из дома подростков, но никто не может быть уверенным, что с ребенком все в порядке, чтобы не выезжать на поиски. Малыши пропадают из дома чаще по недосмотру родителей.
Если человек потерялся в лесу, необходим оперативный выезд на местность. С этим мы сталкиваемся зачастую в период сбора грибов и ягод, и я бы посоветовал людям, идущим в лес, брать свисток и надевать яркую одежду, а не туристический костюм, сливающийся с местностью. Многие надеются на навигаторы в телефоне, но связь-то у нас не везде есть. Нужно всегда запоминать, с какой стороны света ты зашел в лес, и в дальнейшем выходить в противоположном направлении. В лесу определить стороны света легко по местным приметам. Как правило, многие знают, что нужно ориентироваться по мху, который растет с северной стороны. Но иногда мох растет со всех сторон, тогда нужно суммировать несколько местных примет: по растениям, деревьям и кустарникам, с южной стороны, например, кора дерева мягче и светлее, растительность более густая, смотреть на расположение муравейника, который находится в лесу с северной стороны.
Добровольцы делают работу безвозмездно, лучшая награда – слова благодарности, слёзы радости, когда человек найден живым. Человек должен чувствовать ответственность, его могут позвать на помощь в любое время суток. Главное — иметь здоровые ноги и сердце.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

CAPTCHA image
*