Как крестьянам удовлетворить спрос жителей на мясо

Корреспондент «ШП» Анастасия Алыпова побеседовала с начальником отдела животноводства и племенного дела Биликто Жамсарановым о планах Минсельхоза по вовлечению населения в производство сельскохозяйственной продукции.

— Какова цель вашего визита в наш район?
— Цель – посмотреть, как трудятся в Шилкинском районе сельхозтоваропроизводители, какие направления выбирают, подсказать, что выбрать. Что могу сказать о Юрии Посёлкине, он выбрал хорошее направление: молоко всегда востребовано, оно дает ежедневный заработок, и затраты быстрее возмещаются. С нашей стороны попробуем решить проблемы, которые у него возникают. Второй нашей задачей было посмотреть, как осваивается грант, который взял Баясхалан Даширинчинов на развитие мясного скотоводства – КРС галловейской породы.


Раньше здесь в Шилкинском районе функционировало ОПХ «Ононское», в котором был сконцентрирован лучший генофонд: племзавод по разведению герефордов, племрепродуктор по разведению овец забайкальской тонкорунной породы. После утраты этого племенного направления мы хотели бы совместными усилиями с вашим управлением развития сельского хозяйства восстановить работу по разведению племенного скота на базе Даширинчинова, чтобы в районе хотя бы один племрепродуктор был по разведению галловейской породы. Предпосылки есть: он приобрел скот с помощью господдержки в СХА «Размахнинская», животные в хорошем состоянии. Также хотим активнее внедрять искусственное осеменение животных, привлечь научных сотрудников, которые будут вести всю селекционную работу, заниматься документацией, технологическими вопросами.
Еще одно есть предложение: в частном секторе у нас сконцентрировано большое поголовье, но оно не учтенное. Между тем потребность в мясе возрастает ежегодно, вопрос стоит в объемах. Сейчас будем выстраивать работу, чтобы производитель мог произвести, а покупатель приобрести. Любое КФХ взять, оно получает весенний отел, а осенью уже может реализовать. За счет чего? Получает аванс за этот молодняк, что будет благоприятно сказываться во время заготовки грубых кормов, будет дисциплинировать. Фермеры будут нести ответственность и понимать, что не нужно будет бегать, чтобы реализовать этот молодняк некондиционный и на него купить ГСМ для сенокоса. Аванс получил, корма заготовил, осенью телят забирает покупатель и остаток денег платит по факту, за килограмм живого веса. Не надо ехать в Читу, искать рынки сбыта. Задача фермера будет просто вырастить хороший кондиционный скот. Тут опять же поможет селекционная работа, улучшение поголовья за счет быков-производителей.
— А где потом можно будет купить такое мясо? Мы сейчас не можем приобрести качественное мясо за рыночную цену, на рынке – дефицит мяса от шилкинских крестьян либо оно дорогое — свыше 300 рублей за килограмм.
— Покупатели на это мясо есть. Дешево только его никак не купишь. А местные производители нуждаются в кооперации. Что можно сделать? Создать производственный кооператив, он сможет закрыть внешний рынок, и потребкооперацию, которая будет включать убойный цех, переработку, что закроет местный рынок. Продукция будет поступать в бюджетные учреждения, магазины. Сейчас надо покупателю три килограмма, но фермер не будет забивать целую голову из-за такого объема, нужен спрос на все мясо по достойной цене. Нормальная цена – это 200-250 рублей. А перекупщики уже накручивают цены.
Наша задача помочь выбрать направление производителям, подсказать, какие есть меры поддержки, чего можно достичь. А параллельно надо развивать потребкооперацию, которая будет контролировать объемы и сроки реализации. Надо поменять мышление у производителей. Они иногда жалуются, что здесь не так, тут не то. Сейчас это работа ради работы. ЛПХ также может входить в эту потребкооперацию, они могут войти в госпрограмму на выделение поддержки на содержание поголовья, что позволяет закрыть часть затрат на определенную продукцию.
— Для этого они должны как-то оформиться?
— Да, но прежде сами должны подумать, посоветоваться друг с другом, посмотреть на чьем-то примере, например, в Могойтуйском районе. И решить для себя, хотят ли они развивать свое дело.
— Как оцените потенциал Шилкинского района с учетом планов на развитие животноводства?
— Потенциал огромный. Кормовая база отличная, травостой хороший, сенокосных угодий много, скота мало, если оценить то, что я видел. Взять Дульдургинский район. Там большая концентрация скота, пастбищ просто нет, они вытоптаны, выедены. Крестьяне вынуждены выезжать в другие районы готовить сено. Но они поголовье не сокращают, а увеличивают, потому что понимают, что это их единственный заработок на селе. А вот в Шилкинском районе мало реализуется этот потенциал. Здесь надо поработать органам местного самоуправления, приглашать специалистов Минсельхоза. Программ и мер господдержки много, что позволит развиваться сельхозтоваропроизводителям. Но это должно быть желание людей, а мы будем всячески оказывать помощь. Людям просто не доносят всю информацию. У нас есть такие гранты, как «Агростартап», «Начинающий фермер». Нужны земельный участок, техника, помещение и поголовье, и план, идея, для чего нужен грант. Следующий шаг для тех фермеров, кто сейчас уже крепко стоит на ногах – потребкооператив, объединение друг с другом, например, производителей молока. Можно получить уже другой вид господдержки.
— Ну у нас нечто подобное уже было в Шилкинском районе — Мирсановский проект по созданию мясного и молочного перерабатывающего комплекса. Насколько известно, пока ничего не вышло.
— Я не так давно работаю в министерстве, но слышал о нем. Конкретно не знаю, в чем там была сложность.
— Люди пытались, а теперь захотят ли? Были же проблемы с поставленными ангарами, с поголовьем.
— Надо проводить встречи и узнавать, что люди сами хотят. И предложить наши мысли. С учётом всех мнений нужно найти выход. Меры господдержки были, гарантии тоже давались. Нужно было искать выход, советоваться с районом и министерством. Совместными усилиями нужно было решать.
— Что можете сказать о семейных фермах? Будет ли ими прирастать сельское хозяйство?
— В Борзинском районе есть СХА «Чинам», работают там семьей, основали свое сельское поселение даже. Что-то похожее вижу у Посёлкина.
— И все-таки как стартовать, если у человека только одна коровёнка?
— В селах у нас все в основном и живут за счет своего личного подворья. У каждого по корове, в поселении — уже 200 голов КРС, люди могут объединиться в производственный кооператив. Выберут сами председателя и сделают ревизионную комиссию, финансовые средства будут контролировать сами. С одним человеком сложнее работать, а организованно — уже другое дело. Например, выращивают телят, на мясокомбинат сдают мясо организованно, получают деньги каждый соответственно своей доле, каждой голове. Дальше меры господдержки, например, искусственное осеменение. Не хотят осеменения — складываются на двух быков, тут тоже есть господдержка. Также и на потребкооперативы выделяются средства.
— Ну сейчас проще, к людям приезжают те самые фуры с Дальнего Востока и скупают мясо…
— Вот именно, сейчас люди соглашаются на цену любую, а должны диктовать ее сами, вести ценовую политику. Если они всем селом сдадут скот на переработку, там будет другая цена. Это выход из ситуации, но в этом должен быть заинтересован глава сельского поселения. Его работа — развивать благосостояние своих жителей, чтобы шли налоги в бюджет поселения. А откуда они придут, если нет дохода официального? Люди сами должны увидеть и дойти до этого решения, а мы можем только подсказать, куда и как. Стимул нужно дать населению, дать попробовать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

CAPTCHA image
*