Ольга ТЕРЕЩУК: «Как и любой другой человек, я не простая и плоская натура, а со своим особым внутренним миром»

 

 

 

 

 

 

 

Мир вновь становится эгоцентричным – на передний план то и дело выходят незаурядные личности разного масштаба, которые генерируют идеи, формируют события, осуществляют поступки, привлекая к себе всеобщее внимание и своими яркими красками придавая неповторимый колорит нашему сегодняшнему дню. Отсюда возникает большой спрос на персоналии.

Обычным людям становится интересно заочно знакомиться с узнаваемыми особами, понимать, из чего складывается характер того или иного ньюсмейкера, насколько содержание его личности соответствует образу, чем он живет, о чем думает… Во всех уважающих себя изданиях, на ТВ, в печати, в электронных СМИ и на YouTube-каналах, набирают популярность всякого рода интервью личного характера с публичными людьми, когда приглашенные от первого лица рассказывают свои жизненные истории, делятся подробностями хитросплетений судьбы и частной жизни, раскрывают в неформальной беседе свой характер. Наш район также богат на интересных людей. И мы в редакции неоднократно раздумывали, как бы реализовать нечто подобное. Однажды, когда в очередной раз обсуждали с главным редактором новый проект под рабочим названием «Редакционная беседка» и кто сможет стать потенциальными его гостями, я предложила ей самой попробовать стать первой героиней публикации. Ольга Леонидовна долго сомневалась, стоит ли соглашаться на роль респондента в родном издании. Наконец решилась: «Хорошо, пусть будет такой тест-драйв. Испытаю на себе, каково это, когда тебе задают несогласованные вопросы, а заодно, возможно, своим примером задам градус откровенности и вдохновлю других будущих наших собеседников на искренний и глубокий разговор».
Итак, на вопросы корреспондента газеты Светланы ТЫРЫШКИНОЙ в новой рубрике «Редакционная беседка» сегодня отвечает главный редактор «Шилкинской правды» Ольга ТЕРЕЩУК.

— Начнем с биографии.
— Я родилась и выросла в Иркутской области. Мама у меня работала бухгалтером, отец – на разных должностях от директора профессионального училища до главы нашего районного поселка. Он скоропостижно умер в достаточно молодом возрасте – в 57 лет. У меня есть две старшие сестры и брат, с которым мы двойняшки, он старше меня на несколько минут. С братом, как бывает у всех близнецов, мы всегда были очень дружны и в детстве оказывали друг на друга большое влияние. После окончания средней школы в 1985 году я поступила в Иркутский государственный университет на специальность журналистика филологического факультета. Окончив университет в 1990 году, приехала по распределению работать в «Шилкинскую правду». Не планировала надолго задерживаться в Забайкалье, но получилось по-другому. Вышла здесь замуж, родила сына, ему сейчас 26 лет. Позже после выхода на пенсию сюда переехала и мама. Больше 16 лет я была ответственным секретарем газеты, затем пять лет работала пресс-секретарем аппарата Совета района и районной администрации – писала официальные материалы для «Шилкинской правды». В 2011 году вернулась в редакцию в качестве главного редактора. Вот коротко и все.
— Вы считаете себя забайкалкой?
— Уже вплотную приблизилась, переняла много местных ментальных привычек, но пока еще нет. Я все-таки выросла и сформировалась как личность в Прибайкалье – это Сибирь, поэтому больше считаю себя сибирячкой.
— Как Вы предпочитаете отдыхать?
— Горизонтально. Не умею рационально распределять свои физические, эмоциональные и интеллектуальные ресурсы, поэтому если по-настоящему устаю, то лежу без задних ног и восстанавливаю силы и внутренний баланс в кровати с подносом, на котором крепкий чай, сладости и планшет.
— Ваш любимый писатель?
— В разные годы нравились разные авторы. Не так давно открыла для себя современного писателя Владимира Кунина, считаю, сейчас он ближе всего мне своим ироничным отношением к жизни, добротой, мудростью и легкой грустью. Обожаю его трилогию про Кысю и повесть «Ночь с Ангелом».
— Книга, которая больше всего повлияла на Вас?
— Скорее, книги — как только освоила букварь, я читала просто запоем, чтение было самым главным моим увлечением, и я очень благодарна за это советскому времени. Я думаю, эмоциональные переживания, связанные с каждой прочитанной книгой, ложась пласт за пластом, формировали мой личный, пусть небольшой, культурный слой. В юности очень любила за особый оптимизм и тонкий юмор Чехова и О’Генри, а вообще всегда нравились русская и советская классика и вся американская литература. Я так думаю, что у наших и западных писателей много общего в понимании происходящей действительности и осмыслении природы человеческих поступков. Ну и, конечно, куда без Булгакова с «Мастером и Маргаритой» и без Маргарет Митчелл с ее «Унесенными ветром»? Сейчас меня больше привлекают документальные книги – их еще называют нон-фикшн. Прочитала «Стива Джобса» про создателя компании Apple, «Тюрьму и волю» про злоключения Михаила Ходорковского и из профессионального любопытства автобиографическую книгу Владимира Познера «Прощание с иллюзиями». Из художественной литературы нравится все написанное Юрием Поляковым, особенно нетерпеливо ждала его новый роман «Любовь в эпоху перемен» — он сам писатель и журналист и потому точно знает, как правдиво рассказать про жизнь и работу в редакции. Одно удовольствие читать! Интересно читать Алексея Слаповского.
— Почему решили стать журналистом?
— До последнего выбирала между журфаком и мединститутом, готовилась к поступлению и туда, и туда. Писала пробные заметки в газету и одновременно для подстраховки запасалась направлением в медицинский. Меня в то время одинаково привлекали такие разные отрасли. Я гуманитарий с уклоном в естественно-научные дисциплины. С детства во всех проявлениях фанатично любила биологию, прочитала всю доступную на тот момент тематическую научно-популярную литературу. И литература с русским языком также были моей второй натурой. Тогда мне очень хотелось заниматься каким-нибудь рафинированным интеллектуальным трудом, а престижная журналистика представлялась его олицетворением и вершиной и вообще была на стыке других моих разносторонних увлечений знаниями в широком смысле. О творческой специфике работы я тогда не думала. …Когда вспоминаю юность, не могу не говорить о брате. Сейчас он живет в другом конце страны. В отличие от меня, он с десяти лет уже профессионально определился – мечтал исключительно о карьере военного и вплотную занимался физподготовкой. Но поступить в училище тогда было достаточно сложно, и медицину он тоже рассматривал как запасной вариант. Заранее договорились с братом, что если он не поступит в июле в военное училище, в августе вместе пойдем сдавать вступительные экзамены в медицинский. Если поступит, я уже одна иду на журфак. Брат был зачислен в Иркутское высшее военное авиационное инженерное училище, и я следом стала студенткой ИГУ.
— Ваш любимый композитор/музыкальная группа/исполнитель?
— Ой, я не особая меломанка и вообще, признаюсь, музыкально слабо образована. Мне за это искренне стыдно. Но что есть, то есть. Безуспешно пытаюсь приучить себя в свободное время слушать в наушниках классическую музыку. Если где-то возникает музыкальный фон, с удовольствием слушаю всё: попсу, шансон, блюз, авторские и народные песни, музыкальные композиции и даже легкий рок.
— Какой из увиденных в последнее время фильмов Вас больше всего впечатлил?
— С интересом посмотрела вышедший новый фильм обожаемого мною «Квартета И» «О чем говорят мужчины. Продолжение». Его герои близки мне и по возрасту, и по отношению к себе, и по оценкам происходящей действительности. В очередной раз возникла мысль: «Когда же снимут фильм под названием «О чем молчат женщины»?» Еще из российского репертуара недавно увидела «Аритмию», «Нелюбовь» Звягинцева — честное кино про наши дни. Пересмотрела «Живи и помни» по Валентину Распутину и «Одну войну» Веры Глаголевой – сильные фильмы. Еще нравятся всякие западные байопики – биографические фильмы. Посмотрела не так давно историю о создателе «Макдоналдса» «Основатель», фильмы «Черчилль» и «За пропастью во ржи».
— Опишите три Ваших достижения?
— Да обычные общечеловеческие. Во-первых, я неплохо училась в школе, интенсивно занималась в университете, что, надеюсь, позволило стать разносторонне развитым и профессионально зрелым человеком. Кстати, журналистскую школу Иркутского универа заочно прошли такие мои старшие коллеги, как Инна Михайловна Цурик, Марат Арсланович Султанов, Виктор Григорьевич Текучев. Затем я нашла себя в профессии. Наконец, я реализовала себя в семейных отношениях. Быть заботливой матерью и женой, считаю, приоритетно для каждой женщины. И я всегда стремилась создавать условия для развития своим родным, партнерски поддерживала, вдохновляла, стимулировала к образованию и профессиональному продвижению мужа и сына. Горжусь, что удалось вырастить и воспитать трудолюбивого, гармонично развитого и самостоятельного сына.
— Представьте: Вы в прямом эфире «Первого канала». Вас гарантированно смотрят 100 миллионов жителей нашей страны. У Вас есть 30 секунд. Что скажете?
— Растеряюсь и, в лучшем случае, произнесу какую-нибудь банальность типа пожелания счастья и удачи. Или мою стандартную фразу с призывом выписывать и читать «Шилкинскую правду». …Ой, похоже, не зря в свое время я отказалась от предложения работать на региональном телевидении!
— Что для Вас вера?
— Православие для меня, прежде всего, еще один важный источник и способ познания мира. Я крестилась еще в юности в советское время, когда религия не была такой популярной и модной, как сейчас. Читала тогда, что из христианства на Руси возникли живопись, музыка, архитектура, литература, даже славянскую азбуку и письменность создали проповедники. И мною двигали любознательность и осознанное желание прикоснуться к таким таинственным и сакральным, как мне казалось, знаниям. Хотелось через религию узнать законы мироздания. Небольшой мой религиозный опыт и сейчас помогает мне объяснить какие-то не поддающиеся логике и рациональному пониманию вещи, нащупывать ответы на сложные вопросы бытия. Не зря же какой-то священник сказал: «Для неверующего человека нет ответов, а для верующего не существует вопросов.» А сама вера появилась и окрепла у меня уже позже, с беременностью и рождением сына, со смертью отца. Сегодня православие для меня духовная опора, без веры жить трудно.
— Как Вы можете охарактеризовать себя в двух словах?
— В трех — сильная слабая женщина.
— Опишите свое самое большое достижение и самый впечатляющий провал?
— Самое большое достижение, надеюсь, еще впереди, а насчет второго — наверняка что-то было, но сейчас не припоминается, да и не хочу вспоминать.
— Бывают ли моменты, когда Вас покидает вдохновение, когда теряете веру в себя?
— Скорее, оно иногда приходит, важно научиться не отпускать его далеко. В университете нас учили иметь свою творческую лабораторию, и у меня, конечно, есть свои приемы. Но самое верное средство удержать вдохновение – быть постоянно в процессе, вести непрерывную внутреннюю и внешнюю работу. И, разумеется, поддерживать в себе определенный интеллектуальный уровень и творческий тонус. Не бывает инсайта на пустом месте. Главное начать думать. Обычно напрягать мозг ведь лень — трудно, не хочется… Когда преодолеваешь инерцию, тогда и появляются свежие мысли, идеи. У меня озарение может возникнуть в разное время: как в процессе мыслительной активности, так по ходу выполнения какой-то физической работы или же просто так во время отдыха, когда, вроде, ни о чем не думаешь. Мой личный критерий присутствия вдохновения – увлекаешься работой настолько, что вообще не замечаешь времени. Но, надо сказать, журналистика все же смежная с искусством отрасль: мы не творцы в прямом понимании. Полет фантазии, художественное восприятие и отражение мира у журналистов, в частности, у меня, гораздо скромнее, чем у представителей других творческих профессий, которые создают настоящие творческие произведения, – к примеру, художников, композиторов, поэтов, писателей, режиссеров и так далее.
С уверенностью в своих силах у меня всегда были непростые отношения. Я перфекционист и очень сомневающийся, самокритичный человек. Но вера в себя у меня, безусловно, есть. Если я за что-то берусь, то обычно справляюсь. И я сердечно благодарна тем, кто в разные годы поддерживал во мне огонек уверенности.
— В чем секрет Вашего успеха?
— Успех условная величина. Относительно кого и чего считать себя успешной? В любой работе важна полная включенность в процесс и стремление к достижению профессиональных целей. У газетчиков это означает находить положительный отклик у читательской аудитории. В этом, мне кажется, журналисты близки к артистам. Лично я, например, при подготовке статьи всегда вдохновляюсь единственным желанием — доставить читателям интеллектуальное и познавательное удовольствие от прочтения моего материала. Старюсь писать так, чтобы было интересно читать. По моему глубокому убеждению, чтение – один из самых доступных источников радости и духовного удовлетворения. Всё! – считайте, я раскрыла свой фирменный секрет. Да, чуть не забыла: надо, конечно, заниматься хоть минимальным самообразованием, сохранять живой профессиональный интерес к происходящему и любознательность.
— Чего бы Вы никогда не сделали в жизни?
— Никогда не говори «никогда». Сложно сказать. Не всегда ведь знаешь, как сложатся обстоятельства и какой будет твоя реакция на них. Был такой характерный эпизод. Я всегда считала себя лояльной к совершенно разным людям. Но как-то в 90-е годы я впервые увидела нигерийца и неожиданно для себя осознала, что в течение первых минут нашего с ним общения не могла избавиться от вполне определенной навязчивой ассоциации. Такой вот пассаж.
— Можно ли утверждать, что вы состоялись в профессии?
— Конечно, раз я в ней существую столько лет! Но в нашем деле, как и в любом другом, нельзя утверждать, что ты всего достиг. А сейчас, когда объем новых знаний ежедневно стремительно увеличивается, особенно. Если ты так считаешь – значит, невольно останавливаешься в профессиональном развитии и росте. Мне еще есть чему учиться.
— Какие советы Вы можете дать сотрудникам-новичкам?
— Уважать читателя, любить газету и не лениться напрягать мозг.
— Когда Вы в последний раз танцевали?
— Не помню… Кажется, прошлым летом на 85-летии нашей газеты.
— По-вашему, какими качествами должен обладать руководитель?
— Управленческими навыками, гибкостью ума, профессиональной компетентностью на уровне эксперта, теоретическими и практическими знаниями, умением стратегически планировать и владеть тактическими приемами, способностью предвидеть возможные сценарии развития событий, аналитическими способностями, высоким уровнем личной ответственности, решительностью, лидерскими качествами, способностью искать и находить оптимальное решение, умением рисковать, твердостью в принятии любых, в том числе, непопулярных решений. Да много чем еще в идеале.
— Вы всегда так открыты или используете PR-ходы?
— Я ценю искренность, вранье не люблю, лучше уж недоговоренность. Как и любой другой человек, я не простая и, надеюсь, не плоская натура, а, объемная и многогранная, с богатым внутренним миром – ведь правда? Вот и поворачиваюсь к людям разными своими гранями…
— Есть ли у Вас свой миссия или девиз?
— Эталонными для меня с недавних пор стали вот такие высокопарные пушкинские строки: «Веленью божию, о муза, будь послушна, обиды не страшась, не требуя венца; хвалу и клевету приемли равнодушно и не оспаривай глупца». Каждое слово — ориентир отношения к жизни и к профессии. Есть к чему стремиться.
— Вы уже многого добились в своей профессии, изменила ли Вас популярность?
— Спасибо. Но я не звезда шоу–бизнеса, чтобы появлялась корона на голове. У меня достаточно самоиронии, чтобы спокойно относиться к профессиональной публичности. В университете научили воспринимать журналистику как обычное ремесло, то есть работать без оглядки на общественное признание.
— Какие могут быть подводные камни в Вашей сфере?
— Да сколько угодно! Наша работа вся на виду. Каждый читающий смотрит, оценивает, комментирует. И это не один-два человека. Не факт, что будут лестные отзывы. К этому надо привыкнуть. Ведь если мы в силу профессиональных требований стремимся к объективности, то потребители информации зачастую субъективны. И при этом почему-то категорически отказывают нам в праве на любую ошибку. Опасность в том, что в медийном пространстве откровенно делишься своим личным мнением, знаниями, представлениями. А любая публичная открытость иногда автоматически делает уязвимым. К словам журналистов, высказанным в паблике, часто цепляются. Как говорится, что написано пером, то не вырубишь топором.
Еще меня удивляет непонимание даже образованных людей, упрекающих работников СМИ за профессиональный интерес к общественно значимым, резонансным или скандальным темам. Обвинения из разряда «акулы-журналюги накинулись на жареные факты». Поймите: не всегда журналист делает то, что ему хочется! Нравится или нет, служебный долг, политика редакции, читательские запросы или коммерческий аспект деятельности, который тоже никто не отменял, обязывают нас освещать острые неудобные вопросы и поднимать сложные темы. Вот и подбираешь потом адекватные слова и эвфемизмы, чтобы написать деликатно и не запятнать ненароком невиновного. Почему-то никому не приходит в голову на полном серьезе говорить, что, скажем, врач-проктолог выбрал такую специальность исключительно из-за патологического пристрастия к предмету своего медицинского исследования! Не мы такие – работа такая по журналистской надобности совать везде нос и привлекать общественное внимание к проблемам, выражать свое мнение, комментировать.
— Приходилось ли Вам в профессиональной деятельности переступать через свои принципы?
— Монополией на истину никто не владеет. Без дипломатии и компромиссов, без каких-то уступок и взаимных договоренностей обходиться невозможно. За годы всякое, конечно, бывало: психологическое и административное давление, какие-то претензии, требования опубликовать отклоненные редакцией письма, стремление через общественное мнение повлиять на ход судебного разбирательства, что-то пролоббировать через публикацию, рекомендации замолчать щекотливую тему, просьбы похвалить кого-то из соображений лести, настояния покритиковать кого-то из-за личной неприязни или же тенденциозно осветить проблему под выгодным человеку углом. Это обычные рабочие моменты, многие из них даже не запоминаются. Приходится разговаривать, убеждать, отстаивать. Хочу надеяться, что чего-то запредельно беспринципного для себя и для газеты не допустила. Для меня главное в работе – интересы читателя. При подготовке материала всегда стремлюсь, насколько хватает профессиональной компетенции, учитывать всю совокупность разных факторов, а уж кто из читателей как интерпретирует написанное в нашей газете — свобода выбора каждого. Кстати, интересно, вот что: насколько помню, местные власти всегда считали нашу газету не очень лояльной к себе, а читатели при этом думают совсем по-другому.
— Что мешает Вам жить, а что помогает?
— Мешают волнение, излишнее беспокойство, собственные жесткие рамки, рефлексия. А помогают сдержанный оптимизм, поддержка близких и еще, безусловно, мой бэкграунд, знания, наработки, жизненный, профессиональный и управленческий опыт, а также вера в себя.
— О чем Вы мечтаете?
— О простых вещах – о счастье и благополучии, о здоровье своем и близких, о качественном отдыхе и интересном досуге, о поездках заграницу. О наполненной любовью и радостными моментами жизни. Мечтаю обо всём самом лучшем для сына.
— Верите ли вы в интуицию, предчувствие?
— Конечно, верю. Важная вещь, если умеешь прислушиваться. Не раз меня выручала. А бывали, к сожалению, и весьма драматичные ситуации, в основном в отношениях с людьми, когда моя интуиция буквально кричала мне, предупреждала об опасности, я же самонадеянно игнорировала ее призывы, предпочитая доверять не своему внутреннему голосу, а человеку. «Глупости! — говорила я себе, отгоняла возникшие подозрения и заглушала интуитивные мысли. — Неправда, быть такого не может! Со мной этого не случится! Я контролирую ситуацию». А потом, конечно, получала и предательство, и обман, и боль…
— Считаете ли вы себя везучим человеком?
— Стараюсь не думать в категориях «повезло-не повезло». Мы же не знаем, что было бы с нами при других обстоятельствах. Баловней судьбы, мне кажется, не так уж много. Учусь спокойно все принимать. Думаю, что многое зависит от самого себя.
— Счастье в трех словах?
— Гармония внутри и снаружи.
— Ваши увлечения?
— Серьезного хобби нет. Были увлечения домашними цветами и аквариумными рыбками. Сейчас мне интересны психология, экономика, педагогика, чтение, кино, мода. Уделяю внимание своей любимице кошке. Все время безрезультатно планирую заняться хотя бы легкой физической подготовкой или фитнесом. Увы.
— Поете ли вы в душе или в душе?
— Случается и то, и другое.
— Бывало ли разочарование в профессии?
— Знаете, главное, чтобы профессия в тебе не разочаровалась. Если любишь свое дело – оно ответит взаимностью. …В студенческие годы однажды возникало сомнение. Я вдруг растревожилась, что не соответствую закрепившемуся стереотипу о журналистах, как об отвязных, крайне общительных и наглых людях. Помню, я тогда поговорила с преподавателем по журналистскому мастерству — мэтром областной печати. Он меня в два счета убедил, что в нашем деле такой типаж интровертов, как я, очень даже нужен. Сейчас меня больше волнует, что профессия журналиста третий десяток лет остается фундаментально недооцененной государством и очень обесцененной в обществе. Два таких весомых неблагоприятных фактора создают в отрасли огромное напряжение, порой кажется, что несовместимое с эффективной профессиональной деятельностью. Но сама профессия не стала от этого хуже.
— Ваша настольная книга?
— Если буквально, то на прикроватной тумбочке многие годы лежат три главные православные книги – это факт. А на другой для уравновешивания – планшет с электронными книгами.
— Самое яркое воспоминание из детства?
— День рождения. Нам с братом исполнилось по 10 лет. Родители устроили по тем временам роскошный праздник — подарили мне куклу Карлсона, а брату настольный хоккей и заказали в кулинарии два именных торта, украшенных розовыми и белыми цветами из крема. Счастью не было предела.
— Какой вид отдыха предпочитаете?
— Если в смысле отпуска, то давно полноценно не отдыхала, чтобы можно было похвастать.
— Стиль в одежде?
— Ношу то, что органично моему внутреннему восприятию себя и состоянию в конкретной ситуации. Считается, что одежда должна подчеркивать индивидуальность личности, а не затмевать ее. Согласна. Думаю, каждой женщине надо учитывать, какую информацию о себе она транслирует окружающим своим внешним видом. Яркость и откровенную роскошь не люблю, мне нравятся минимализм и респектабельность, как я ее понимаю. Предпочитаю неброские цвета, простые фасоны и вечную классику. Обычно покупаю то, что долго может быть вне времени. Всегда носила береты, ремни и всякие шарфы, платки, косынки. Спасибо журналистике – профессиональный дресс-код позволяет нам надевать, что пожелаешь, и даже на прием к высоким чиновникам ходить в джинсах и кроссовках. В целом же мне больше всего нравится американская классика и стиль преппи — так одеваются западные образованные люди. Он комфортный, демократичный и в меру солидный.
— Любимое блюдо, которое вы готовите сами?
— Бефстроганов.
— Что помогает справляться с трудностями?
— Вера в свои силы, православие, поддержка людей, мнением которых дорожу. Бывает еще, мысленно моделирую, что в сложной ситуации гипотетически мог бы мне посоветовать отец.
— Как следите за фигурой? Что едите по утрам?
— В юности казалась себе пышкой, хотя весила примерно так же. Категорически не нравлюсь себе, когда прибавляю в весе. Но и голодать – точно не про меня. Люблю по утрам кашу с курагой, черносливом и изюмом или жареные тосты, яйцо всмятку и кофе. Придерживаюсь правила есть в одно и то же время небольшими порциями и часто. Очень дисциплинирует ежедневное утреннее взвешивание.
— Будете пробовать себя в стихах, литературе?
— Стихи писать не умею, к большому сожалению. Что касается книг – пути Господни неисповедимы, пока же не чувствую в себе серьезных предпосылок для занятий большой литературой.
— Спасибо за откровенный разговор.
— Спасибо за интересные вопросы.
Беседу вела
Светлана ТЫРЫШКИНА
P.S. Уважаемые читатели! Подсказывайте, кого бы вы хотели видеть новыми героями нашей следующей «Редакционной беседки» и какие вопросы хотели бы адресовать гостям. Устные и письменные заявки принимаются по тел.: 2-08-47; 2-12-65 и на e-mail: Shilk-pravda@yandex.ru

Одна мысль про “Ольга ТЕРЕЩУК: «Как и любой другой человек, я не простая и плоская натура, а со своим особым внутренним миром»”

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

CAPTCHA image
*