Что монополисту хорошо, то потребителю – дороже некуда

image-2

В погоне за прибылью монополисты идут классическим путем — третью неделю информпространство в крае будоражит тема резкого повышения со второго полугодия текущего года тарифов ЖКХ для юридических лиц.

Сразу вспомнилось, как несколько лет назад представители естественных монополий ежегодно наперегонки увеличивали расценки на свои услуги на неподъемную для потребителя высоту: тогда то стоимость проезда в электричках резко подскакивала так, что население переставало ездить на пригородном ж.-д. транспорте, то стоимость киловатт-часа электроэнергии стремительно росла, то размеры квартплаты непомерно менялись в сторону увеличения. Пока не вмешалось государство, которое стало ограничивать финансовые запросы естественных монополий и регулировать ежегодный размер увеличения тарифов. Казалось, ситуацию удалось переломить. А нет…
Сейчас представители бизнеса в крае, представители власти, руководители учреждений, журналисты вновь задаются и не находят убедительного ответа на вопрос о том, почему монополиям зачастую удается навязать государству повышение тарифов и как научиться эффективно их регулировать. Но главное другое: почему вообще монопольные отрасли постоянно оказываются в положении, требующем огромных дополнительных инвестиций? Как можно, казалось бы, в наиболее благоприятных условиях, когда клиенты и стабильный спрос на услуги гарантированы твоим преимущественным положением на рынке, когда предсказуемы стабильные доходы, и, таким образом, есть все основания развивать отрасль, улучшать качество обслуживания, технологически и технически модернизироваться, мало того, что иной раз плестись в хвосте экономики, так еще и становиться локомотивом инфляционных процессов? А еще на этом фоне вызывают недоумение периодически появляющаяся инсайдерская информация о баснословных зарплатах и денежных вознаграждениях монополистического топ-менеджмента, скандальные слухи, связанные с оплатой налогов.
В силу неизбежных производственных взаимоотношений с разными монополистическими компаниями у меня тоже сложились определенные представления об их деятельности, сформированные по внешнему контуру взаимодействия. Позволю себе поделиться некоторыми субъективными соображениями и наблюдениями.

ЖКХ: денег много не бывает

В руках ЖКХ как ресурсоснабжающих организаций сконцентрирована жизнедеятельность всех социальных и производственных объектов, жилого фонда. Поэтому экономика очень чувствительна к росту цен на ЖКУ. В конце 2015 года Региональная служба по тарифам и ценообразованию Забайкальского края установила новые долгосрочные тарифы на 2016-2018 годы на коммунальные услуги. Цены на отпуск тепловой энергии бюджетным учреждениям и юридическим лицам показали значительный прирост, который по Шилке и Первомайскому составил 35 %. За период с начала 2014 года по настоящее время, то есть за два с половиной года, цены на тепловую энергию, предоставляемую шилкинским подразделением ООО «Коммунальник» учреждениям и предприятиям города, выросли на 74,6 %, на тепло и горячее водоснабжение, предоставляемые первомайским подразделением ООО «Коммунальник» учреждениям и предприятиям п. Первомайского, — на 95,4 %. Цены для этих же категорий потребителей на централизованное холодное водоснабжение за упомянутый период выросли по г. Шилке на 83,3 %, по п. Первомайскому — на 98,9 %. С 2014 года по второе полугодие 2016 года расценки ресурсоснабжающих предприятий на централизованное теплоснабжение увеличились также в других поселениях: в Холбоне — на 46,1 %, в Казаново — на 37,6 %, в Чироне и Размахнино — на 20 %, в Усть-Теленгуе — на 11 %.
Реакцию муниципальной власти на введение новых цен на ЖКУ сформулировал экономический блок районной администрации в своем обращении к первому лицу региона Наталье Ждановой: «Индексация тарифов на коммунальные услуги является обычной практикой, имеет привязку к росту потребительских цен, а значит, является экономически обоснованной. Согласно официальным данным Росстата, инфляция в РФ на 1 ноября 2016 года составила 6,09 % в годовом исчислении. Традиционное июльское увеличение (очевидным стало с получением счетов на оплату в октябре текущего года) тарифов на жилищно-коммунальные услуги ООО «Коммунальник» в г. Шилке и пгт Первомайском оказалось для юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и бюджетных организаций катастрофой, масштаб которой страшно себе представить. Во-первых, скачок цен на теплоэнергию моментально лишает часть предприятий пусть не всех, но значительной доли клиентов; во-вторых, и без того немалая инфляция в Забайкальском крае начнет просто зашкаливать — предприниматели автоматически поднимут цены на товары и услуги, откинув добрую половину населения за черту бедности, а значит, только усугубит и без того тяжелую социальную напряженность в районе. И наконец, в-третьих, бюджеты муниципальных образований до повышения стонали от долгов за ЖКХ, сколько усилий приходится прилагать, чтобы разблокировать счета бюджетных учреждений и не допустить патовой ситуации с долгами по заработной плате. После повышения цен на тепло нужно ждать очередную волну блокировок, отключений от тепла и неполучение вовремя заработанных людьми денег.
При формировании бюджета Шилкинского района на 2016 год рост тарифов на 35 % не был предусмотрен, дефицит района сегодня предельный. В нашем случае и без того неблагополучному бюджету грозит финансовая катастрофа. В экономической обоснованности такого повышения необходимо разобраться. Мы считаем такой рост тарифов необоснованным и незаконным, что ставит угрозу существования и развития промышленности и предпринимательства в Шилкинском районе. А вопрос существования бюджетных учреждений становится неподъемным в рамках бюджетов 2016-2017 годов. В связи с вышеизложенным просим оказать содействие и помощь в решении данного вопроса по Шилкинскому району».
Пока остаются открытыми вопросы, сумеют ли органы местного самоуправления убедить региональную власть оказать в сложившейся ситуации бюджету нашего района финансовую поддержку, и захотят ли вскормленные на бюджетные деньги и набравшие технологические мускулы коммунальные компании, которые в свое время получили приличные государственные инвестиции на строительство и модернизацию под предлогом последующей оптимизации бюджетных расходов на содержание коммунальной инфраструктуры, умерить разыгравшиеся финансовые аппетиты.
А меж тем, на днях в новостных лентах сайтов ведущих федеральных СМИ прошла информация о том, что ФАС призывает ограничить рост платежей по ЖКХ. С инициативой приостановить ежегодную индексацию выступил сам глава антимонопольной службы Игорь Артемьев. «Оставить население в покое планируется на пять лет, — сообщает газета «Комсомольская правда» со ссылкой на руководителя ведомства. — За это время отрасль должна научиться сокращать свои издержки, чтобы потом зарабатывать за счет экономии, а не за счет роста тарифов». «Монополии в последние годы тратили непомерно много денег, демонстрировали худшую эффективность среди всех производителей», — цитирует издание слова главы ведомства во время «правительственного часа» в Госдуме. Кроме того, по информации газеты, в ФАС предложили ввести пятилетнее планирование тарифов, чтобы предприятия и граждане наперед знали, как они будут меняться в будущем.

Почтовая связь: торговля ширпотребом
выгоднее распространения прессы

С Почтой России мы, то есть редакция как издатель, формально издавна считаемся стратегическими партнерами. А партнерство подразумевает взаимовыгодные отношения. В нашем случае, к большому сожалению, о равноценном сотрудничестве и соблюдении баланса интересов, по моему субъективному мнению, говорить сложно, так как почтовики своей многолетней политикой по перекладыванию издержек на плечи редакций и подписчиков непрерывно подрывают экономическую основу работы издательских учреждений и делают, в конечном счете, газету недоступной по цене для читателей. Судите сами. В стоимость подписки на районную газету почтовая связь закладывает наценку не менее 53 % и маржинальность не менее 35 %. И как бы редакция ни сдерживала цену, с учетом непрерывно возрастающих расходов на производство газеты конечная стоимость подписки вырастает до небес. В результате многие люди не могут себе ее позволить. Количество подписчиков неизбежно падает, что вполне закономерно. Такими темпами, возможно, скоро из прессы нечего будет доставлять. А почтовикам, по всей видимости, это только на руку. Они открытым текстом говорят, что доставка низкодоходна, высокозатратна и невыгодна им, а сокращение числа подписчиков, вероятно, позволяет уменьшить расходы на самую ресурсоемкую деятельность. В соответствии с данными о деятельности ФГУП «Почта России», размещенными в Википедии, в структуре его доходов за 2015 год (жаль, не указана аналогичная структура расходов по видам деятельности) доходы за доставку периодики в объеме 3 % занимают самую последнюю строчку, в то время как основные поступления идут от финансовых услуг — 33,5 %, от письменной корреспонденции — 27 %, от посылок и отправлений EMS — 18 %, от розничной торговли — 10 % и прочего. Для сравнения, в 2004 году доходы от распространения прессы имели долю в 10 %.
Конечно, я не знаю глубоко специфику почтовой отрасли, но почему-то мне думается, что государство затем и позволяет Почте России заниматься непрофильными видами деятельности, чтобы поддержать исполнение ею функций именно по распространению печати. С большой долей вероятности можно предположить, что не будь их, государство едва ли создавало бы почтовикам такие лояльные условия. И наверняка не позволило бы щедро использовать технологическую базу для розничной торговли или предоставления населению тех же финансовых операций — на рынке услуг этого добра сейчас хватает. Ведь именно осуществление услуг по подписке, доставке и распространению периодических печатных изданий сейчас относит почтовую связь к монополии, то есть где Почта России доминирует. Если верить открытым источникам, то на сегодня 69 % рынка доставки обслуживает почта, остальную часть, предполагаю, составляет так называемая альтернативная доставка — когда редакции вынужденно самостоятельно распространяют газету, например, как у нас, с получением ее в редакционных пунктах или собственной курьерской доставкой. Как тут не вспомнить одну показательную ситуацию? Однажды в попытке отстоять редакционные интересы я вступила в полемику с региональным управлением почтовой связи, и одна из его сотрудниц категорично мне сказала: «Не нравится, как мы работаем, — доставляйте газету сами». Любопытная постановка вопроса. Вы, значит, имеете известный и узнаваемый государственный брэнд, кадры, наконец, созданную государством и им же поддерживаемую со времен зарождения советской власти логистическую сеть и инфраструктуру: почтамты, магистральные и региональные центры перевозки почты, сортировочные центры, а редакция газеты должна теперь на свои средства строить и развивать собственную службу доставки печати?! Да ладно бы хоть исполняли как следует свои договорные обязательства и разносили газету вовремя — так нет же, жалобы от подписчиков продолжаются. Если для любого издателя невыход газеты приравнен к ЧП — мы даже в случаях серьезных аварий, поломок и других форс-мажоров печатаем газету вечером или ночью, с привлечением любых технических средств, материальных и человеческих ресурсов, — то для почтовиков недоставка газеты в срок — вполне штатная ситуация. Нужно также отметить, что архаичные советские атрибуты сферы оказания услуг, такие как нерасторопность, грубость и раздражительность, по-прежнему являются отличительной особенностью почтового работника в отношениях с клиентами.
Или еще пример взаимоотношений: мы отдаем почтовикам на реализацию через розничную продажу в отделениях связи газету «Шилкинская правда» по 13 рублей. Вопреки нашим просьбам почтовики делают на нее утвержденную свыше солидную торговую надбавку в 5 рублей, так что газета становится почти непродаваемой. Все переговоры, убеждения наталкиваются на железные аргументы об экономически обоснованных тарифах. И куда издателям деваться, кроме как принимать условия монополистов? А спустя какое-то время почтамт возвращает нам нереализованные экземпляры, правда, уже по цене 18 рублей. Почему? Краевое УФПС предусмотрело такой корпоративный типовой договор, согласно которому газету у нас берут по одной цене, а возвращают нашу же нереализованную газету уже по другой — дороже на 30 %. Вопрос: будет ли у работников почты стимул продавать печатную продукцию, когда даже в случае если она пролежит у них месяц под прилавком, они вернут ее нам с наваром в 5 рублей? А ведь, кроме того, наша редакция оплачивает почтамту приличную сумму в 3500 рублей в месяц за сортировку и перевозку 8-9 выпусков газеты до отдела сортировки на вокзале опять же по «экономически обоснованным тарифам».
Да и другая профильная деятельность почты подчас тоже оставляет желать лучшего. Проиллюстрирую случаем полугодовой давности из личного опыта. Вспомнилось, как однажды целую неделю я не могла отправить посылку из-за того, что в шилкинском узле связи, как и одновременно во всех почтовых отделениях района, закончился фирменный упаковочный скотч. Сюжет, во всех смыслах достойный иронии Михаила Задорнова. Потому что за упомянутое время, пока я ждала клейкую ленту, из продажи исчезли картонные посылочные коробки, и население всего района на весьма продолжительное время было лишено возможности отправлять посылки. Когда я в недоумении спросила: «Почему же вы не сделали запас?», получила ответ: «Нет денег, использованы все квартальные лимиты». А на закуп всякого ширпотреба для почтовского магазина типа тапочек, консервов, пластиковых тазов, халатов, выходит, деньги находятся?! Правда, винить в этом шилкинский почтамт не хочется: похоже, вся система почтовой связи построена так, что в приоритете другие аспекты работы. И спасибо местным сотрудникам узла, они вошли в положение — нашли-таки в одном из сельских отделений необходимый кусок скотча.

Энергоснабжение: продавец всегда прав

Едва районный суд наработал судебную практику по рассмотрению массовых исков абонентов к энергетикам за необоснованные начисления за ОДН, а Шилкинская межрайонная прокуратура научилась эффективно защищать ущемленные законные права граждан в этой сфере, о чем «ШП» неоднократно писала, как тут же подоспела другая напасть — жителям шилкинских многоквартирных домов после установки новых приборов учета потребленной электроэнергии начали массово приходить квитанции с суммами начислений в десятки тысяч рублей за потребленные в течение трех последних лет энергоресурсы, учитываемые старыми счетчиками. Почему ОАО «Читаэнергосбыт», чьи работники до того регулярно сверяли показания счетчиков, продолжительное время не считало нужным информировать потребителей об изменениях в законодательстве, о непригодности старых приборов и необходимости провести поверку счетчиков, можно только предполагать. Наверное, примерно после таких пассажей люди и начинают задумываться о том, чтобы использовать ветряную и солнечную энергию в качестве альтернативных источников энергетических ресурсов. Иной раз вообще закрадывается мысль: а нет ли, случайно, в энергосбытовском штате должности креативного директора? — уж больно нетривиально и творчески они подходят к взиманию денег с населения.
В отношениях с клиентами энергетики-сбытовики пошли дальше других монополистов. В том смысле, что страшно далеки они от народа. Вероятно, их корпоративная политика не поощряет обратную связь с потребителями, поэтому ее толком и нет — никаких тебе федеральных или региональных доступных и эффективных каналов телефонного общения, колл-центров, как принято в других структурах, ни местных сотрудников, которые качественно работают с клиентами и оперативно реагируют на их вопросы и претензии. Вернее, формально что-то есть, тот же онлайн-сервис с личным кабинетом абонента, но, считаю, этот инструмент не особо функциональным с точки зрения потребителя. Например, на электронное письмо там могут никак не отреагировать. Или вот еще: по читинскому номеру телефона, который упомянут для контакта с потребителями-физическими лицами, по моему опыту, ничего не узнаешь, кроме состояния своего лицевого счета. А, допустим, на важный для абонента вопрос, на основании чего, к примеру, выставляются большие счета и как формируется задолженность, ответа по телефону не получить. Совет дают один: поезжайте в Холбон. Ага, за семь верст киселя хлебать. Дозвониться туда крайне сложно, потому как телефон один, а потребителей из нескольких районов ой как много, и у всех вопросы, и даже если повезет дозвониться, все равно ничего не пояснят и предложат приехать. Удивительно это, ведь сейчас уже во всех крупных компаниях сервис развит настолько, что большинство вопросов можно урегулировать без личного присутствия, онлайн или по телефону. Но, вероятно, у энергетиков расчет делается именно на то, что далеко не каждый абонент поедет разбираться, многие рукой махнут и оплатят непонятные долги. Таким образом, похоже, дистанцировались от клиентов, бюрократические барьеры и недоступность для населения информации имеют поразительный финансовый эффект, помогая достигать определенной экономической выгоды.
Энергосистема, как мне кажется, держит лидерство в антирейтинге среди монополистов еще и по части мобильности решения технических задач. К примеру, наше учреждение совместно с размещенным в здании редакции многофункциональным центром по оказанию государственных услуг почти полгода не может добиться, чтобы МФЦ самостоятельно и напрямую оплачивал за потребленную электроэнергию через установленный новый счетчик. Было бы еще как-то понятно, если бы речь шла о новом вводе электроэнергии в здание, замене оборудования или увеличении объемов потребления. Так нет же — все, кроме прибора учета, осталось без изменений.
И, тем не менее, с весны идут согласования. При всем уважении к чужому труду мне это непонятно. За те месяцы, что готовится договор, где-нибудь в Китае смогли бы, наверное, спроектировать, построить и запустить небольшую электростанцию.
А меж тем, есть куда направить производственную деятельность. Качество электроэнергии, например, в Шилке не самое лучшее: скачки и перепады напряжения здесь нередки, при первых порывах ветра и маломальском дожде бывают отключения и аварии, а из-за изношенности оборудования есть технологические потери электроэнергии, которые, как водится, оплачивает в итоге потребитель.
В свое время молодой стране советов удалось осуществить ГОЭЛРО — план государственной электрификации России, чтобы в каждом доме появился свет. Почти сто лет назад инженерные умы, энтузиасты думали и стремились сделать доступными народу реальные блага, улучшить жизнь. А теперь их современные коллеги мыслят уже исключительно экономическими категориями «выгодно — невыгодно». Благо, аргумент в виде рубильника у них имеется.

РЖД: в пассажирах не нуждаются

Транссибирская магистраль, построенная при царе-батюшке для того, чтобы связать железнодорожным сообщением огромную страну, тоже заметно отворачивается от многих заказчиков. Так вот и наше учреждение с недавнего времени не по своей воле перестало быть клиентом РЖД. Если прежде один-два раза в год мы приобретали газетную бумагу у крупных поставщиков в Новосибирске, и она доставлялась нам в трех- или пятитонных контейнерах ж.-д. транспортом, то несколько лет назад после того, как товарная контора в Шилке перестала принимать контейнеры, мы вынуждены закупать ее у посредников в Чите. Естественно, себестоимость производства газеты от этого значительно увеличилась. Но кому есть дело до этого? А с прошлого года мы лишились также и возможности доставки других расходных материалов для выпуска газеты багажом, после того как на вокзале закрылось багажное отделение. Постепенно для железнодорожников убыточным стало все, кроме перевозки нефтепродуктов, угля и леса. От пассажирских перевозок, объяснили нам, тоже одни убытки. В результате через Шилку теперь проходят один-два пассажирских поезда дальнего следования в сутки с двухминутной остановкой. Да и для нас, честно признаться, ездить в малокомфортабельных старых вагонах со средней скоростью 60 км в час по тарифу, сопоставимому со стоимостью авиабилета, сомнительное удовольствие.
Зато с легкой руки железнодорожников люди пересели на междугороднее такси и самолеты, фуры с многотонным грузом начали осваивать новые автомобильные маршруты протяженностью в тысячи километров, постепенно развивается логистика.

Телефонная связь: «цифра» в каждом доме

С началом реализации начатой в 2015 году федеральной программы «Устранение цифрового неравенства» ПАО «Ростелеком» стало возвращать себе утраченные позиции и репутацию надежного оператора универсальных услуг связи и по объективным и субъективным ощущениям уверенно двигается в сторону улучшения технологий, сервиса обслуживания и в целом сделало значительный рывок в качестве предоставляемых услуг. Правда, как водится, добрые перемены происходят за счет государственных инвестиций. Практически во все поселения района проведены линии волоконно-оптической связи. То есть, сегодня стабильный Интернет с функцией Wi-Fi, возможностью подключения модема к 4G, интерактивное телевидение являются стандартным набором услуг в большинстве квартир и домов. На очереди внедрение волоконно-оптических технологий в поселке Холбоне, в селах Мирсаново, Ононском, Арбагаре, Усть-Теленгуе, Размахнино. Что еще важно, в Ростелекоме действует бонусная программа компании, есть добротный онлайн-сервис, а главное — оперативно реагирующая служба технической поддержки. У населения возникают претензии к качеству Интернета, связанные преимущественно с удаленностью абонентов от магистральных улиц и коллективных точек доступа Wi-Fi. Ну и главный минус, конечно, — расценки, они все же высоки для нашего не столь платежеспособного населения.
P.S. Если коротко. Монополист он везде монополист, наименование брэнда принципиального значения не имеет. По природе своей нацелен на извлечение максимальной прибыли из своего доминирующего положения на рынке. При этом стремится к такой структуре компании, чтобы прибыльные сферы закрепить за собой, а убыточные и финансовозатратные передать на субсидирование государству. Развивается преимущественно за счет вливаний бюджета. Плохо поддается контролю и регулированию со стороны государства и ФАС. Может быть пренебрежителен и слабо ориентирован на запросы клиентов, имеет непрозрачную систему, проводит политику табуированности многих вопросов для освещения своей деятельности в СМИ, практикует силовой метод решения конфликтов: отключение электричества, телефона, тепловодоснабжения, водоотведения. За задержки оплаты взимает штрафы, любит разного рода неустойки и упущенную выгоду, а также зачастую требует предоплату. На передовой у него в полевых условиях трудится батальон пехоты — монтеры связи, путейцы, кочегары, монтеры-электрики, слесари. В тылу армия офисных управленцев.
Ольга Терещук

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

CAPTCHA image
*