Документальный фильм «Миссия». Иди и смотри

В конце ноября и на днях в шилкинском ГДК состоялись два так называемых предпремьерных закрытых показа документального фильма «Миссия», снятого при поддержке Министерства культуры Российской Федерации и газеты «Комсомольская правда» режиссером московской киностудии Александра Дворжецкого Александром Свешниковым.

Автор оригинальной идеи фильма фотохудожник Сергей Козлов. Зрительскую аудиторию представляли преимущественно прихожане местной церкви. Шилкинцам повезло — они одними из первых имели возможность посмотреть фильм, который еще официально не вышел. По словам священника Александра Тылькевича, эту документальную картину 14 декабря должен удостоить своим просмотром сам патриарх Кирилл. И если все сложится удачно, фильм будет представлен на одном из отечественных кинофестивалей и, как знать, возможно, затем показан на федеральных телевизионных каналах или в прокате.
Лента, снятая, по словам священника, в жанре новой документалистики, повествует о миссионерской экспедиции группы людей в мае-июне этого года в Мраморное ущелье, что в Каларском районе Забайкалья. Туда, где в 1949-1951-х годах находился Борлаг — Борский исправительно-трудовой лагерь, в котором уголовники и политзаключенные добывали уран для нужд атомной промышленности страны. Целью миссионеров было изучение на месте в Мраморном ущелье артефактов бывшего ИТК и установление на одной из горных вершин Удокана поклонно-мемориального креста и совершение панихиды. Об этом повествует сюжетная линия. А если смотреть шире — фильм о покаянии современников перед безвинно погибшими, о человеческом сострадании, о том, как сложно переплетены в истории страны добро и зло. «Многие заключенные, погибшие в ГУЛАГе в Мраморном ущелье, не имели христианского погребения. Но их гибель не должна уйти в небытие, — делился своими мыслями перед походом Александр Тылькевич. — Они добывали первый уран для нашей оборонки, их смерть — это наша жизнь».
Согласно имеющимся архивным документам, Борский исправительно-трудовой лагерь подчинялся непосредственно ГУЛАГу СССР. В ИТЛ действовали три отдельных лагерных подкомандировки с лимитом наполнения 600, 850 и 1000 человек. Заключенные Борлага были заняты на добыче радиоактивных ископаемых при Ермаковском рудоуправлении по добыче урановых руд. О темпах производимых здесь работ говорит следующий факт. Через семь месяцев после заброски сюда первой партии заключенных на руднике Мраморный добывали уран уже из пяти штолен, проходка которых велась на высоте 2300 метров. Если учесть, какие в этих местах бывают морозы — снег даже в июне лежит на склонах гор, а ледники вечной мерзлоты не успевают растаять за короткое лето, и вокруг холодные камни — можно представить, какой ценой оплачены трудовые достижения невольников.
Сейчас прямой дороги туда уже нет, участники экспедиции часть пути преодолели на походном храме на базе ЗИЛа-13, в обход через Тынду, часть людей добирались до Новой Чары самостоятельно на поезде, затем до Мраморного ущелья ехали автотранспортом, а к подножию горы и в гору поднимались пешим ходом. В поход отправились 10 человек, рассказал настоятель шилкинского храма, но в кадре, по замыслу автора фильма, фигурируют только три подлинных участника миссии. Это настоятель Шилкинского храма о. Александр Тылькевич. Уроженец Читы, врач и экстремальный путешественник, поэт Ингвар Аурум. Альпинист-скалолаз из Приморья Виктор Данилов, сыгравший художественный персонаж — таинственного одинокого путника, весь фильм идущего своим путем параллельно нашим современникам к вершине, на которой предполагалось установить поклонный крест. Этот образ путника олицетворяет собой томящиеся души геологов, альпинистов, заключенных и всех, кто был причастен к Мраморному ущелью.
По словам батюшки, режиссер вынашивал идею создания фильма долгих 11 лет, пока к маю 2016 года все идеально не сошлось и не совпало — он сам окончательно созрел и собрал съемочную группу, сумел на время оставить свои светские дела увлеченный альпинизмом и экстремальными путешествиями врач-поэт, отпросился в отпуск отец Александр, как и другие участники экспедиции.
Кроме драматичного по накалу музыкального сопровождения, проникновенных поэтических строк да немногословных искренних диалогов-рассуждений и коротких откровений-недоговоренностей, нет никаких разъяснений относительно происходящего. Но и без расшифровки понятно, что движет этими людьми. Почему на пик стремится православный священник. Зачем его спутнику, похожему больше на байкера благополучному мужчине, к слову, некрещенному человеку, это рискованное приключение. Каждый исполняет возложенную на него самим собой миссию, продиктованную глубоко личными мотивами. Этот трудный путь к Мраморному ущелью и восхождение к вершине, которую назвали пиком Евстафия, каждый из них выбрал для себя как очень важный и необходимый ему сегодня поступок. За кадром осталась организационно-техническая составляющая экспедиции, но даже та малость, что видна, поражает воображение риском и огромной физической нагрузкой, легшей на миссионеров. И еще. Большинство из нас такого Забайкалья не знают и не видели — красивого, впечатляющего суровой эстетикой местных пейзажей, и одновременно устрашающего, пугающего своей безжалостностью и жестокостью. На экране живая природа, сумрачные горы и мертвые остовы бараков, норы горных тоннелей, каменоломен. Все сдержанно-аскетично и завораживающе красочно одновременно. Терра инкогнита. Здесь, в ущелье, лишь в 2009 г. появилась первая мемориальная доска в память о подвергавших риску свое здоровье и жизнь вольнонаемных специалистах — инженерах и геологах, а в 2013 г. — вторая мемориальная доска уже в память обо всех «вольных и невольных» тружениках лагеря. Первые шаги к жестокой правде. И этот колоритный собирательный образ загадочного бредущего геолога-каторжанина с интеллектуально-одухотворенным лицом, весь фильм настойчиво преодолевающего преграды на пути к своей цели, усиливает эффект. Он невольно отсылает нас к событиям вековой давности, к каторжным традициям Забайкалья. Не зря ровно за сто лет до строительства этого исправительно-трудового лагеря, в середине 19 века, написана и по сей день широко известна народная песня «Славное море, священный Байкал» с сюжетом о бегстве заключенного с нерчинских рудников: «Мне Шилка и Нерчинск не страшны теперь, горная стража меня не видала, в дебрях не тронул прожорливый зверь, пуля стрелка миновала».
Двухчасовой мощный по энергетике фильм воспринимается на одном дыхании. Говорят, его смотрят и пересматривают по несколько раз, и каждый раз зрители испытывают душевное потрясение, находят свежие нюансы, новый подтекст, испытывают новые эмоции, удивляются своей искренней реакции от увиденного. Он увлекает своей глубиной, объемом, познавательностью. Некое путешествие во времени. Талантливое художественное осмысление и истории, и современной действительности. Фильм неплохо бы (чуть не написала — «надо», но после просмотра не хочется говорить в назидательной риторике) рекомендовать для семейного просмотра. Каждый наверняка найдет здесь свое: подросток — приключения и экстрим, зрелый человек — новые исторические сведения, открывающие белые пятна в недавней истории Забайкалья, старик — укрепится в житейской мудрости о торжестве исторической справедливости, получит толику веры и надежды. Фильм сильный. Он помогает обрести точки опоры внутри себя, а также почувствовать трудно поддающиеся формулированию, но хорошо улавливаемые на уровне души высшие знания, открывает перспективу для личного развития, которую каждый может наполнить своим смыслом. Уходишь наполненный новыми переживаниями. После фильма ничего не хочется говорить, возникает желание не расплескать эмоции, освоить приобретенный эстетический и духовный опыт. Люди из зала выходят просветленные и радостные, будто сделали какое-то доброе дело. Наверное, вот так выглядят понятные для восприятия каждому уроки жизни, истории, мужества, гуманизма, нравственности. Работа кинооператора дает полное ощущение твоего физического присутствия там. Миссия, исполненная непосредственными участниками экспедиции, стараниями художников позволяет и зрителям почувствовать частицу выполненного долга. Дает ощущение твоей причастности к трудной, проделанной другими людьми дороге. Будто ты был с ними там, в горах, вместе поднимался на пик Евстафия, помогал нести и устанавливать этот тяжелый металлический крест, зримо присутствовал на поминальной службе. Вероятно, потому что в это время и твоя душа трудилась, затрачивалась, сопереживала.
Фильм дает возможность взглянуть по-новому на судьбу Забайкалья в контексте истории страны. Неприкаянная душа каторжан, да и всего многовекового Забайкалья, с установкой таких вот поклонных крестов, с исполнением акта поминовения, хочется думать, обретет покой, справится со страданиями, выпавшими на ее долю.
И еще к одному парадоксальному выводу приходишь после просмотра. Считается, что Забайкалье — кладовая страны, а Удоканское месторождение, которое фигурирует в фильме рядом с Мраморным ущельем, — его главное богатство. Многие десятки лет инженеры, экономисты, политики, крупный бизнес безуспешно намериваются сделать его флагманом горнорудной промышленности региона и даже страны, связывая с его разработкой перспективы развития нашего края. А, быть может, совсем не плохо, что эту кубышку пока не открыли? Слишком дорого — человеческими жизнями — за все заплачено, чтобы это досталось какому-нибудь олигарху в полцены-даром. В конце концов, должно же хоть что-то ценное остаться тем, кто будет жить после нас?
Ольга Терещук

3 мысли о “Документальный фильм «Миссия». Иди и смотри”

  1. Здравствуйте подскажите где можно найти фильм чтоб посмотреть очень хочется увидеть этот фильм

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

CAPTCHA image
*