Общественная палата предложит выход из «групп смерти»

16 февраля в ОП РФ пройдет «нулевое» чтение законопроекта о запрете склонений к совершению суицидов

По словам члена ОП РФ Юлии Зимовой, Общественная палата России станет площадкой, которая возьмет на себя контроль за ситуацией, будет работать в связке с максимальным количеством министерств, ведомств, профильных фондов и активными гражданами: «На данный момент проблема самоубийств среди подростков обсуждается довольно однобоко. Общественные слушания положат начало комплексному решению проблемы и объединят всех ответственных за интернет-безопасность молодежи».

16 февраля в 14.00 в ОП РФ пройдет «нулевое чтение» изменений в УК РФ и УПК РФ о запрете склонений к совершению суицидов.
«Нулевое чтение» законопроектов в Общественной палате России — реальный механизм прямой демократии. На площадке Общественной палаты может быть обсужден любой законопроект, который ожидает рассмотрения. Задача широкого круга привлеченных экспертов — ученых, общественников, предпринимателей, представителей профессиональных сообществ – внести свои предложения по доработке законопроекта.
В частности, в рамках обсуждения поправок, касающихся безопасности детей в интернете, экспертами ОП РФ будет предложена для обсуждения своя редакция изменений в статью 110 УК РФ «Доведение до самоубийства». Будет предложено добавить в нее подпункты о действиях в отношении несовершеннолетних, о совершении деяний с использованием сети Интернет. За это преступникам предлагают назначить наказание в виде лишения свободы сроком от 5 до 8 лет. Также планируется обсудить целесообразность отнесения к отягчающим обстоятельствам совершение преступлений с использованием сети Интернет.
Второй этап обсуждения проблемы — общественные слушания, где эксперты расскажут о том, кто стоит за «группами смерти» в интернете, и предложат свои варианты борьбы с ними.
Например, Андрей Камин, президент Российской ассоциации телефонной экстренной психологической помощи, предложит создать структуру, которая бы отвечала за противодействие таким группам: «Отсутствие такой специализированной организации в России — большая проблема сегодня. С одной стороны, это дело экстренных медицинских служб, с другой стороны – Следственного комитета, но ни одна из этих организаций не обязана заниматься деятельностью таких групп. Между этими ведомствами существует огромная пропасть, в которую и попадает наша проблема. Теми, кто взламывает электронные сети, занимаются в специальных отделах. А теми, кто взламывают мозги, не занимается никто».
Также речь пойдет о предложении отменить анонимную экспертизу Роскомнадзор. Любое заключение относительно опасного контента в интернете, по мнению экспертов, должно быть подписано. Человек, выполнивший данную экспертизу, должен нести ответственность за свое решение. А Роскомнадзор должен оперативнее реагировать на заключения о закрытии «групп смерти».
Комментарии экспертов:
Михаил Хасьминский, руководитель центра кризисной психологии, главный эксперт антисуицидного портала pobedish.ru, член общественного Совета ФСИН РФ:
«Есть необходимость в том, чтобы сделать закон более серьезным в плане анонимности и контроля над подростками: чтобы родители имели возможность контролировать своих детей, видеть, что они делают в интернете.
Моя позиция по группам смерти неизменна: необходимо принятие законодательства о деанонимизации социальных сетей с четким контролем, ведь это уже такая же реальность, как и все остальное. В принципе, такое уже есть и работает. Перекрывают же доступ к порносайтам, значит, технически это возможно, нужно лишь законодательно это закрепить».

Андрей Камин
психотерапевт, президент Российской Ассоциации Телефонной Экстренной психологической помощи:
Группы смерти — это результат деятельности взрослых, которые манипулируют сознанием детей, доводя их до самоубийства. У нас есть ряд статей, в частности закон о защите детей от вредной информации, но согласно этому закону, нельзя привлечь к ответственности за распространение этой информации.
Вызывает беспокойство, что Роскомнадзор не выполняет свою функцию в части пресекания деятельности подобных групп.
К тому же, информация о том, что любой человек может закрыть подобный сайт, мало кому известна, и требуется распространить ее как можно более широко.
Одна из главных причин неэффективности противодействия группам смерти — это проблема с экспертизой. Она безымянная. То есть Роскомнадзор предоставляет заключение экспертизы, которую неизвестно кто выполнил. А этих людей очень хотелось бы увидеть. Потому что зачастую это очень некачественная экспертиза, в основном она делается механически, а не экспертно, таким образом, например, блокируются группы организаций, которые борются с суицидами. Такое случается, потому что экспертиза проводится без анализа содержимого группы, ее деятельности и активности.

Меня очень волнует момент о детях из других регионов и стран, которые состоят в этих группах, с ними не понятно как быть. Усугубляется положение тем, что у нас нет структуры, которая бы могла заниматься помощью им.
Отсутствие такой специализированной организации в России — большая проблема сегодня. С одной стороны, это дело экстренных медицинских служб, с другой стороны Следственного комитета, но ни одна из этих организаций не обязана заниматься деятельностью таких групп. Может, но не обязана. Между этими ведомствами существует огромная пропасть, в которую и попадает наша проблема.
Сегодня в России этим вопросом занимаются только общественные организации, хотя существуют ведомства, под деятельность которых проблема «групп смерти» подпадает, но они не специализируются на противодействии им.
Теми, кто взламывает электронные сети, занимаются в специальных отделах. А теми, кто взламывают мозги — не занимается никто.

Андрей Хвыля
Олинтер сектовед, протоиерей, кандидат юридических наук, доцент Академии управления МВД России, доцент Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, полковник внутренней службы в отставке
«В Министерстве внутренних дел я прослужил почти 20 лет, поэтому вопросы бытовой и организованной преступности мне удалось изучить достаточно хорошо. Могу сказать, что это очень хорошо организованная структура, и руководят этими группами вовсе не какие-то отдельные люди с отклонениями.
Я много лет занимаюсь изучением конкретных сект и знаю, что например, лидеры сатанинских сект обязаны в течение года совершить определенное число богохульных дел, куда входят и человеческие жертвоприношения. Одними из главных объектов их деятельности являются подростки и дети. Кстати, знаменитый сатанист Алистер Кроули хвастался тем, что ежегодно для нужд всей этой индустрии поставлялось порядка 200 детей для жертвоприношений.
Возвращаясь к нашей проблеме, связанной с «группами смерти», хочу подчеркнуть, что по уровню профессиональной подготовки и масштабу их деятельности это специалисты высочайшего класса. Они занимаются подготовкой видео, текстов, и в результате все это становится похоже на новый вид жертвоприношения. Человек, который доводит подростка до смерти, ставит себе галочку, означающую выполнение задания.
Трудно перечислить приемы, которые злоумышленники не используют в своей деятельности. Классическая структура любого деструктивного культа является многоуровневой. Верхние уровни, которые выполняют управленческую функцию, рассредоточены. Приемы они используют самые простейшие: внушение, зомбирование, манипулирование. Когда человек находится в состоянии депрессии, ему не хватает человеческого тепла, и он чувствует себя потерянным, что также характерно для периода полового созревания, начинается зомбирование. Происходит постепенное затягивание в трясину, и подросток в конечном счете не видит другого выхода, ведь его загнали в своеобразный тоннель, ведущий к самоубийству. Особенность данной ситуации заключается в том, что со стороны это все не выглядит, как насилие. Его не связывают и не везут куда-то, но человек все равно оказывается беспомощным.
Такого рода проблемы относятся к разряду комплексных, эффективно с ними бороться можно, только работая по разным направлениям. Но если мы даже всю страну превратим в концлагерь, то преступность все равно останется, полностью ее искоренить невозможно. Поэтому, с одной стороны, безусловно, нужно работать над изменением законодательства, усилением мер по профилактике, привлекать специалистов по психиатрии и педагогике. Но, с другой стороны, важную роль играет повышение уровня духовности в обществе. Например, православный человек в принципе не может покончить свою жизнь самоубийством. Поэтому необходима планомерная работа, начиная со школьной скамьи, по укреплению наших духовных и созидательных ценностей. Это позволит избежать такого явления, как «смысловая смерть», когда для подростка исчезают все смыслы его существования. Силовыми методами эту проблему не решить».

Пресс-служба Общественной палаты РФ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

CAPTCHA image
*