Михаил Селезнев: «Я сделал книгу о Чироне, и это – счастье!»

О вот, как шла работа над книгами, рассказывает сам автор-составитель книг Михаил Селезнев:


— 5 апреля, 2017 г. в преддверии праздника Дня Победы, а также в год, богатый для Чирона на юбилеи, — 245 лет Чирону, 55 лет Чиронскому Дому культуры и 50 лет Чиронской школе — вышли в свет книги «Село Чирон: окно в историю» и «И уносятся вдаль журавли…», редактором-составителем которых я являюсь.
В течение долгих 15 лет я собирал информацию по историческим событиям, связанным со своей малой Родиной, писал статьи о людях, создавших в свое время эту историю, о тех, кто внёс значительный вклад в развитие и процветание села и знаменитого на всю Читинскую область колхоза «Память Ленина». Когда информация была собрана на целую книгу размером в 200 страниц, дело стало за финансированием и, по воле случая, я познакомился с одноклассником своей мамы Якимовым Степаном Николаевичем, проживающим в Московской области, который незамедлительно профинансировал самый первый мой сборник стихотворений «Свет одинокой Звезды» и предложил спонсорскую помощь в издании книги «Село Чирон: окно в историю». Степан Николаевич уроженец села, очень часто вспоминает свою Родину и тоскует по ней, болеет душой за её будущее. В 2012 году он помог с проведением юбилейного празднования 240-летия основания Чирона.
Подготовка материала к изданию полностью, от компьютерного набора текста до вёрстки и создания макета, легла на мои плечи. В собрании информации активно помогали люди, которые давно уехали из села и даже те, которые никогда не были в Чироне, а знают его только по рассказам своих дедушек и бабушек. Так получилось со спонсором второй книги Дмитрием Севастьяновым. Дмитрий Анатольевич — правнук участника Гражданской войны Константина Александровича Стремецкого. Константин был расстрелян в 1918 году бароном Унгерном в «Долине смерти». Именно в доме Стремецких в советские времена располагался знаменитый на всю округу Чиронский музей. Дмитрий никогда в Чироне не был, но предложил свою помощь в финансировании и сразу же отправил необходимую сумму, при этом поставив условие, чтобы об этом в книге не было упомянуто, так как, с его слов, он делает это «не ради строчки в книге, а чтобы оставить память о том месте, где жили родные мне люди».
Созданием обложки занимались дружно несколько человек. К первой книге обложку делали Роман и Марина Огнёвы, дизайном и оформлением занималась Валентина Шапочкина (г. Волгоград), у которой также в Чироне жили бабушка и дедушка Сюткины.
Обложку к книге «И уносятся вдаль журавли…» создавали совместно с Валентиной Шапочкиной.
Собирать информацию активно помогали Чиронская сельская библиотека (зав. библиотекой Л.В. Шароглазова), коллектив Чиронской школы (директор Л. М. Шубина), коллектив Первомайского краеведческого музея (директор Л. И. Афанасьева), а также люди, проживающие в Чите, Первомайском, Шилке, Агинском, Новосибирске, Москве и Московской области, Перми, Волгограде и других городах РФ. Вся страна подключилась к идее создания книг.
Ещё большее удивление вызвало то, насколько широко разбросала судьба уроженцев Чирона и их родственников, потому что заказы на покупку книги пошли со всех уголков нашей необъятной Родины. Помимо выше перечисленных, книги заказывали и приезжали за книгами лично из Находки Приморского края, из Сочи Краснодарского края, из Липецкой области из Бердска Новосибирской области и других городов, из разных уголков Забайкальского края и Шилкинского района. Откликнулись внуки, правнуки и праправнуки тех, кто родился в Чироне или когда-то жил в селе, примером тому правнуки и праправнуки купца первой гильдии Вульфа Мордесова-Корна героев Гражданской войны Николая и Константина Стремецких.
Книги выполнили задачу, которую не ставили перед собой авторы идеи, – они стали воссоединять семьи. Далёкие родственники посредством этих книг нашли друг друга.
Книги изданы в Читинской городской типографии общим тиражом 150 экземпляров: «Село Чирон: окно в историю» — 100 книг, «И уносятся вдаль журавли…» — 50 книг. Обе книги в твёрдом цветном переплете.
История села в книге «Село Чирон: окно в историю» начинается в далёком 1726 году, когда первые казаки прошли по берегам Онона, на которых уже стояли маленькие деревушки. В их числе была деревня Кирочи, в которой жили монахи Нерчинского Успенского монастыря. Далее история проходит по дореволюционному Чирону, с построением церкви и созданием первых двухклассных училищ. Следом идёт Гражданская война с рассказами очевидцев тех лет: карательные отряды, пытки, бандиты. Первые коммуны и колхозы, годы репрессий, личные дела репрессированных, Великая Отечественная война и тяжёлые послевоенные годы. Колхоз «Гигант» и колхоз-миллионер «Память Ленина». Останавливается исторический период в 2012 году, охватив 240 лет, или 240 своеобразных страниц истории, захватывая и современное время до 2017 года.
Книга «И уносятся вдаль журавли…» посвящена «всем героям, кто защищал нашу Родину от врагов во все времена и века». Эту книгу можно назвать книгой Памяти. В ней собрана вся имеющаяся информация о героях Гражданской войны, Первой мировой войны, Второй мировой, Великой Отечественной войны и репрессированных жителях Чирона, Кирочи, Усть Аги. В этой книге также, как и в первой, начало идёт с 1726 года и охватывает исторический период с 1726 по 1945 год. История дореволюционного Чирона подкрепленна новыми данными. Здесь полный список репрессированных жителей, имена которых были известны на момент издания книги, это 87 человек. Все известные данные о Первой мировой и Второй мировой войнах, затрагивающие Чиронскую волость. Полный список погибших и пропавших без вести в Великой Отечественной войне. Вся поступившая и имеющаяся информация об участниках ВОВ Чирона, Кирочи, Усть-Аги.
Книги разошлись по заказам меньше, чем за месяц. Тиражи закончились, а заказы продолжают поступать, поэтому я планирую в дальнейшем издать дополнительные тиражи книг. Для этого необходимо набрать 100 заказов на книгу «Село Чирон: окно в историю» или 50 заказов на книгу «И уносятся вдаль журавли…». Можно уменьшить тираж той или иной книги, но при этом возрастёт себестоимость: чем меньше тираж, тем больше себестоимость издания книги. Финансирование на издание дополнительного тиража книг я рассчитываю, исходя из суммы, полученной от продажи первого тиража.

Михаил Селезнев: «Я сделал книгу о Чироне, и это – счастье!»: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

CAPTCHA image
*