Из истории военно-конного завода № 141

В 1980 году я приехала работать в Ононскую среднюю школу, мое естественно-географическое образование Читинского пединститута позволило заниматься краеведением. В эти годы я встречалась с Андреем Андреевичем Кунаевичем, Николаем Никитовичем Амелиным, Павлом Ивановичем Копыловым, Лилией Доминиковной Каупуш, Михаилом Александровичем Плотниковым и другими старожилами, которые делились своими воспоминаниями. Все мои рукописи пролежали 38 лет, весной этого года я их нашла и проработала. Фамилии и имена работавших в конном заводе помог восстановить Борис Федорович Мотовилов. Предлагаю вашему вниманию материал о военно-конном заводе № 141. Прошу читателей данной статьи откликнуться, что-то добавить, а может, и исправить.


На берегу реки Онона располагался улус Дурой, где жили в юртах коренные жители буряты. В 1932 году был организован военный совхоз, куда прибыла кавалерийская дивизия № 222. Здесь строили конюшни и бараки для солдат. В 1939 году военный совхоз преобразовали в военный конный завод № 141. В 1949 году он расформирован и передан в МСХ СССР, то есть завод просуществовал 15 лет. Руководил военным конным заводом с 1934 по 1946 гг. полковник Демьяненко, он был на посту 12 лет. Совхоз состоял из трех отделений. Первое отделение — это центральная усадьба, ныне село Ононское; второе отделение — конная часть, ныне село Усть-Ножовая, расположенное на левом берегу реки Аги в 10 км к западу от Ононского, им руководил подполковник Долгопятов. Третье отделение — это село Новое (Овечка), что находится на крайнем юге Шилкинского района на левом берегу реки Онона, руководил им капитан Лука Семенович Бедных.
Военный конный завод специализировался на выращивании лошадей для армии. До 1938 года лошади были местной породы монгольских кровей, с 1940 года привезены донская верховая и упряжная, буденовская и английская породы и владимирский тяжеловоз. Лошадей отправляли на фронт до 400 голов ежегодно. Табунщики ухаживали за лошадьми круглосуточно, жили в юртах. Как вспоминает Виктор Балданов, ему рассказывала его мама, лошадей пасли косяками, в косяке до 30 кобыл и один жеребец, на водопой пригоняли строго поочередно, так как если косяк встречался с другим косяком, то жеребцы дрались и могли убить друг друга. Конюхи вели строгий учет, какая кобыла покрыта и когда. Особенно трудно было зимой — конюхи не отходили от косяка ни на шаг, потому что могли напасть волки, они ходили вокруг и щелкали зубами. Длинные холодные зимы казались еще длиннее и холоднее. Дисциплина была военная. В Усть-Ножовой конюхами работали Жамбал Цыденович Цыденов, Бумбо-Михайло Дашиев, Мыдык Эрдынеева, Цырен Дашиева (Балданова). Кормили лошадей отборным сеном, со стога снимали верхушки, сено брали с середины стога, то есть выбирали самое зеленое. Для обучения лошадей был построен ипподром, где проводились скачки, игры. Скачки лошадей — это большой праздник. На ипподром съезжались и приходили пешком с соседних сел. Люди старались надеть красивые одежды, буряты были только в национальных костюмах. Играл духовой оркестр, развивались транспаранты и флаги. Жокеи, инструкторы и ветврачи осматривали лошадей, к скачкам лучших лошадей готовили заранее. Жокеи старались сбросить свой вес, чтобы быть легче, после скачек первые три лошади награждались призами, почетными грамотами и статуэтками. Жокеем был Владимир Кореев. Каждая лошадь имела паспорт, в котором были указаны ее данные.
Перед войной здесь было сосредоточено четыре кавалерийских дивизии, три из которых были отправлены на фронт. На центральной усадьбе было две конюшни, ими руководил Борис Феофанович Филиппов. Конюхом работал Николай Николаевич Нестеренко. К 1944 году насчитывалось 2000 лошадей, а в 1945 году три лучших жеребца саврасовой масти были отправлены в Москву маршалу Буденному. Работала своя кузница, где подковывали лошадей.
На овцечасти разводили полугрубошерстных овец монгольской породы, позднее были завезены гесарская и эдэльбаевская (курдючная) породы.
К 1944 году насчитывалось 6000 овец. Также было два свинарника и коровник, где стойлово содержалось 500 коров с удоем молока 2,5 тысячи литров. Молоко перерабатывали и изготавливали масло. Мясо свиней и крупнорогатого скота отправляли на фронт. Также разводили гусей, уток и кур. Для гусей и уток был изготовлен водоем. Все хозяйство находилось под наблюдением ветеринарных работников. Были ветлечебница и ветлазарет, где служили майоры ветслужбы Бромштейн и Непоключицкий, капитан Минаев, старший лейтенант Михаил Степанович Сорокин и капитан Штомпель. Был пчельник, на пасеке работал Самсон Стрельников, а позднее Павел Иванович Копылов.
Главным агрономом трудился майор Андрей Иванович Тихомиров. Выращивали рожь, ячмень, овес, пшеницу, гречиху, просо под руководством полеводов сержанта Петра Лукьяновича Любара и рядового Андрея Андреевича Кочкарева. Был зерносклад, своя мельница, где изготавливали два сорта муки — крупчатку и сеянку, на крупорушке получали крупы: пшено, гречку, перловку, овсянку и пшеничную крупу.
Занимались огородничеством — имелись парники, выращивали капусту, огурцы, помидоры, морковь, свеклу, лук, чеснок, арбузы и дыни. Очень много выращивали картофеля. Было два овощехранилища и картофелехранилище. Капусту солили и квасили в больших емкостях, солдат надевал спецодежду и утаптывал капусту. Выращивали два сорта табака и изготавливали махорку. А из конопли и подсолнечника давили масло. Занимались садоводством — выращивали ранетки, смородину, малину, крыжовник. Садом руководила Гертруда Малоствова. Продукция огородничества отправлялась на фронт.
В конце 1944 года завод имел один автомобиль АЗ-67, 10-12 полуторок, тракторы ХТЗ и ЧТЗ, «Фордзон» и «НАТИ», шесть комбайнов «Коммунар». Каждый комбайн обслуживали семь человек: комбайнер, штурвальный, тракторист, два соломокопнителя, водовоз и горючевоз. Валовый сбор зерна составлял 7 тысяч тонн и настриг шерсти 2 кг с головы.
Население — вольнонаёмные — жили в землянках, построенных на скорую руку на склоне горы. Выкапывали яму, отделывали горбылем стены и потолок. Стены белили известью, которую выжигали в двух печах. Было построено 40 землянок.
На берегу реки Онона располагались баня и прачечная, где стирали белье солдатам. Они жили в казармах, построенных из саманных кирпичей, которые изготавливали тут же. Глину с соломой перемешивали при помощи лошадей. Солдат кормили в столовой. Руководил ей сержант Федор Лаврентьевич Мотовилов, а хлеборезом был Александр Иванович Лихачев. В сапожной мастерской и на пимокатке ремонтировали обувь и катали валенки. Работал там Михаил Власович Кочкарев. Лечили людей в медсанчасти майор Орлов и старший лейтенант Блюдин. На пекарне пекли хлеб Полянский и Иван Лычагин. Во время войны здесь организовали детский дом. Дети жили в саманном бараке в районе современного зернотока. Директором работал Иван Петров. Тут же жили летчики. Их аэродром был во Взаимочной. Пожарная часть работала на конной тяге. Ручной насос и четыре человека качали воду. В клубе под руководством сержанта Слепченко имелись музыкальный взвод и духовой оркестр, заведующим клубом числился сержант Долбня.
В Улус-Дуройской начальной школе работали три учителя. Дальнейшее образование получали в селе Караксаре. Действовала паромная переправа через реку Онон.
Из воспоминаний Бориса Федоровича Мотовилова: руководство завода состояло из парторга политрука конного завода № 141 старшего лейтенанта Андрея Алексеевича Курченко, начальника штаба майора Талова, начальника финансовой части старшего лейтенанта Меркурьева, командира эскадрона капитана Качалова, начальника хозяйственной части старшего лейтенанта Владимира Ивановича Волобуева.
За 15 лет в трудное предвоенное время, период репрессий, военное время военно-конный завод № 141 работал, строился, процветал. Это был своего рода райский уголок, где не знали голода. Даже в такое тяжелое военное лихолетье создали и содержали детский дом. Завод полностью себя обеспечивал продуктами животноводства и растениеводства. Все эти работы — посев, прополка, полив, уборка урожая, уход за животными — проводились вручную или силой лошадей. С современной точки зрения это был тяжелейший труд, но выстояли, выжили и победили фашизм. И с уверенностью можно сказать, никакие американские санкции конному заводу были бы нестрашны. Честь и хвала, низкий поклон, вечная память труженикам, солдатам, жителям конного завода.
Надежда Баранова (Домбрилова)
с. Ононское

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

CAPTCHA image
*