Наталья ЖДАНОВА: «Назвался губернатором? Отвечаешь за всё!»

Два с половиной года назад, в феврале 2016-го, наш край возглавила Наталья Жданова. С тех пор она дала многие интервью, из которых видно, как меняется жизнь Забайкалья. Как из глубокого минуса мы выходим в пусть и, возможно, скромный, но уверенный плюс. Эти материалы полны цифр и фактов и доступны каждому. Мы поэтому решили сосредоточиться на чем-то более глубоком и личном, чем сухая статистика. О стратегических планах и человеческих эмоциях читайте в интервью с губернатором Забайкальского края Натальей Ждановой.

— Наталья Николаевна, в одном из своих первых интервью на посту губернатора Вы говорили, что предложение президента стало для Вас неожиданностью, и какое-то время Вы даже не всегда знали, с какой стороны подступиться к работе…
— Предложение действительно было неожиданным. Можно сказать, моя жизнь в одночасье изменилась. Так что да, пришлось привыкать и учиться многому буквально на ходу.
— И как долго привыкали?
— Первые полгода было особенно тяжело, не буду лгать. С какими-то вещами я не сталкивалась никогда, какие-то оказались сложнее, чем казалось на первый взгляд, постоянно всплывали нюансы, о которых раньше и подозревать не приходилось.
— Когда стало понятно, что все — разобрались?
— Где-то через полгода, ближе к выборам, я уже чувствовала себя гораздо увереннее, а к концу первого года пазл окончательно сложился, и все встало на свои места. Так что сегодня я могу уверенно говорить, что знаю про Забайкалье и свою работу все. Начиная от тарифов и заканчивая поголовьем овец. Это не значит, что стало легче, это значит, что все окончательно разложилось по полочкам. И я точно вижу и знаю, в какой точке наш регион находится, куда ему двигаться дальше.

ЛУЧШИЙ ОТВЕТ –
РЕЗУЛЬТАТ

— То есть, сегодня Вас ничем врасплох не застать?
— В управлении большим и непростым регионом всегда есть место неожиданностям. Тем более, неприятным. Нынешнее лето это особенно ярко продемонстрировало…
— Вы о наводнении?
— Да. Раньше наводнений в моей жизни не случалось, опыта подобного не было. Впрочем, для всего Забайкалья это, наверное, был очень новый опыт. Времени читать инструкции и спрашивать советов не было, нужно было принимать решения — здесь и сейчас. Что делать, как организовывать работу, как спасать людей… Но, считаю, что мы все грамотно сконцентрировались, собрались и, работая буквально с листа, сделали все возможное.
— Но недовольные все-таки есть…
— Конечно, есть. И я со многим согласна. Где-то мы все-таки немного запоздали, где-то недоработали. Ситуация чрезвычайная, риск ошибок велик, и было бы странно, если бы они не происходили. И понятно, что люди были напуганы произошедшим, расстроены, злы. Понятно, что все это они будут выплескивать на власть. Это нормально. Я к этому спокойно отношусь.
— А как, кстати, вообще критику воспринимаете?
— Двояко, признаюсь. С одной стороны, не критикуют только тех, кто ничего не делает. Это часть моей работы, профессиональные риски такие. К конструктивной прислушиваюсь обязательно, учитываю. С другой стороны, я живой человек и мне тоже бывает обидно слышать про себя и свою работу нелестные отзывы. Особенно, когда они ничем реальным не подкреплены.
— Как реагируете на обиду? Отвечаете как-нибудь?
— Стараюсь пропускать мимо. Но и отвечать отвечаю — своей работой. Говорить не о чем, нужно делать свое дело как можно лучше. Результаты моей работы — вот лучший ответ.
— Вернемся к наводнению. Что происходит в крае сейчас, когда стихия улеглась?
— Это, конечно, большое горе для всех нас было. Пострадали дома, хозяйства. Чрезвычайное положение мы сняли, но до сих пор ведем оценку ущерба и только начинаем восстанавливать инфраструктуру. Уже выплатили всю единовременную материальную помощь, часть компенсаций ущерба. Весьма существенно помогло нам правительство России. В августе выделили 238 миллионов рублей из резервного фонда на материальную помощь людям. А на прошлой неделе Минфин принял решение выделить дополнительные средства — в первую очередь они пойдут на компенсацию ущерба аграриям и восстановление дорог.

ДВА РАЗНЫХ
ЧЕЛОВЕКА

— На Вас лично как-то повлияла работа губернатором? Изменился ли характер, взгляды?
— Да, и еще как. Можно сказать, что Наталья Жданова образца 16-го года и образца 18-го — это два очень разных человека.
— И в чем разница?
— Быть губернатором — это непростая и очень ответственная работа. И отпечаток она дает такой же, мышление меняется. Голова ни на минуту не прекращает работать: все время думаешь, анализируешь, держишь в уме, что нужно сделать сегодня, что завтра, а что через месяцы. Меняется отношение ко всему происходящему. Ведь ты отвечаешь буквально за все, несешь ответственность за край, за людей. В том числе – перед президентом страны, который оказал такое доверие.
— А к людям меняется отношение?
— Меняется, конечно, скрывать не буду. Даже к близким. Я очень люблю свою семью, у меня нет ничего дороже моих близких. Но, кажется, и я дома стала такой… таким…
— Губернатором?
— Да! Более требовательной, категоричной даже. Ловлю себя на этом, критикую, однако когда ты все время в боевой готовности, очень сложно выйти из этого режима. Иногда в воскресенье удается побыть дома и отключиться, но это очень короткие периоды.
— Тогда же, в начале губернаторской деятельности, Вы говорили, что только приступаете к формированию своей команды. Получилось?
— Я бы назвала этот процесс относительно бесконечным: кто-то приходит, с кем-то приходится расставаться. Были у меня и кадровые ошибки, и разочарования. Иногда приходится воспитывать, даже ругаться. Но в целом, моя команда — это профессиональные, настроенные на одну волну и эффективные люди. Механизм отлажен и работает, я спокойна.

РУДА, ПШЕНИЦА
И КИТАЙ

— Вы сказали, что теперь точно знаете, как должен развиваться Забайкальский край. Остановимся на этом подробнее. В какую сторону двигаться будем?
— Давайте прямо: у Забайкалья, увы, не так много преимуществ. Но то, что есть, мы должны использовать максимально. Сегодня я вижу три стратегических направления развития региона. Во-первых, это горнодобывающий комплекс. Полезные ископаемые — наше основное богатство, наша гордость. Во-вторых, сельское хозяйство. Оно долгие годы было в некотором, скажем так, загоне, но у него высокий потенциал, которым просто грех пренебрегать. И, в-третьих, наше уникальное геополитическое положение — соседство сразу с двумя государствами. Это наша особенность, этим надо пользоваться.
— Начнем с горнорудки. В какой-то момент казалось, что все возможности у нас практически исчерпаны. А получается, что перспективы есть?
— Я много думала о том, как запустить эту часть работы. С самого начала у меня был масштабный план. Я его показывала президенту, под него создавался промышленно-инвестиционный совет, шли переговоры с инвесторами. Но по ходу работы оказалось, что лучшим решением будет свести глобальное до уровня конкретных практических задач. И теперь смотрите, что получается: Быстринский ГОК дает свои первые концентраты, только за начало сентября мы заложили камень на Удокане и заключили соглашение о сотрудничестве с «Мангазеей», которая займется разработкой месторождений в Наседкино, Кочковском.
Мы отстояли строительство рудника № 6 в Краснокаменске, это жизненно важный объект. В прошлом году «Росатом» перечислил первый денежный транш в 389 миллионов рублей, правительством РФ принято решение о финансировании в этом году рудника в объеме около миллиарда рублей.
Вот они конкретные вещи. Причем — прорывные. Каждый из этих проектов — это сотни миллионов рублей в бюджет региона, это тысячи рабочих мест, это новая инфраструктура, это новая жизнь.
— Звучит довольно оптимистично.
— Более того, когда в регионе работают уже несколько инвесторов, гораздо легче находить новых. Открытие того же Быстринского ГОКа дало нам возможность строить дальнейшие планы. И появилась идея о том, что предприятие может стать опорной точкой для развития промышленного кластера региона. Стать той базовой площадкой, которая позволит привлекать сюда новых инвесторов, разрабатывать соседние месторождения, проводить дальнейшую геологическую разведку.
— Это только идея пока?
— Я уже проговорила это с компанией «Норникель», которая занимается развитием Быстринского ГОКа. И в конце сентября мы соберем промышленно-инвестиционный совет для всестороннего обсуждения этой идеи и начала работ.
— Многие проекты начались до того, как Вы стали губернатором. К тому же Удокану подступались десятилетиями…
— Считаете, надо было бросать начатое и выдумывать что-то новое, искать другие месторождения? Не соглашусь. Возможно, это не так амбициозно — завершать начатое не тобой. Но это реально. Иногда последний шаг сложнее первого, особенно когда проект лишается перспектив из-за долгой раскачки. Нужно заново убеждать, что все сработает. И мы это сделали.

ВЕРНУТЬСЯ
И ИДТИ ВПЕРЕД

— Вторым направлением Вы назвали сельское хозяйство. Там тоже есть прорывные истории?
— Тут сложнее. Как я уже говорила, наш агропромышленный комплекс долгое время был в загоне, хотя еще в советские годы мы — и Читинская область, и Агинский Бурятский автономный округ — ордена получали. За овцеводство, за мясное скотоводство, за растениеводство… Вот к чему мы должны сначала вернуться, а потом отталкиваться и идти вперед.
— А здесь что может стать точкой опоры?
— К сожалению, такой точкой выступают пока только племзавод «Комсомолец» в Чернышевском и агрокомплекс «Мангазея» в Нерчинско-Заводском районах. Этого мало, нам таких «комсомольцев» надо не меньше десятка. А у нас люди даже крестьянско-фермерские хозяйства пока не очень хотят создавать и, скажем, поголовье скота официально регистрировать.
— Почему?
— Видимо, боятся чего-то. Хотя мы регулярно всех уговариваем, разъясняем, что это выгодно — такая форма сельскохозяйственной деятельности очень серьезно поддерживается на федеральном уровне: всевозможные субсидии, гранты, дополнительное финансирование.
— Все равно не хотят?
— Не очень стремятся, скажем. Ну, значит, плохо пока разъясняем… Но даже и это не самое главное. Сейчас для прорывного развития нам просто необходимы крупные федеральные инвесторы. А они не идут пока, считая, что мы не можем дать серьезных преимуществ: Забайкалье — зона рискованного земледелия, сохраняются проблемы с логистикой, реализацией продукции…
— Решаемо?
— Ну, вот в горнорудном деле сдвинулись с мертвой точки и хорошо сдвинулись, активно. И здесь справимся. Открыли в этом году фермерский рынок — отличная идея, я считаю. Проводим там ярмарки районов, только за это лето большое количество районов там побывали. Заработал павильон Забайкальского края в приграничном торговом комплексе «Забайкальск — Маньчжурия», понемногу начали возрождать пищевую промышленность. Это все первые шаги, но будут и другие.
— В этом году все сложнее ведь? Из-за наводнения многие хозяйства пострадали сильно.
— Да, тем не менее, все сельскохозяйственные работы в Забайкалье идут своим положенным чередом. Началась уборка зерновых, рапса, идет заготовка кормов. Тут, кстати, мощные дожди отчасти даже помогли: ничего не засохло и не сгорело, трава хорошая. А все пострадавшие хозяйства обязательно получат компенсацию. Сейчас все данные собраны, переданы в Москву, в министерство сельского хозяйства. Там работает экспертная комиссия. Все компенсации забайкальцы получат до конца года.

НА ПЕКИН

— Поговорим о третьем направлении — приграничном сотрудничестве.
— Геополитическое положение Забайкальского края — очень мощное наше преимущество. Но внимания ему нужно намного больше. У нас установились неплохие контакты с Китаем, один только поток туристов вырос почти в два раза. Мы провели биржи контактов российских и китайских предприятий, открыли несколько центров продажи забайкальских товаров — в том числе в торговом комплексе «Забайкальск — Маньчжурия», о котором мы уже говорили. В прошлом году наши делегации ездили в провинцию Хэйлунцзян и во Внутреннюю Монголию, в том числе договорились и о продвижении нашей продукции.
— А с Монголией есть контакты?
— Восстанавливаем. Вот в этом году в Восточном и Хэнтийском аймаках проводится год русского языка и культуры, в следующем проведем год монгольского языка в Забайкалье. Успешно наш край отметился в выставке «Российско-Монгольская инициатива». Некоторые это даже называли монгольским прорывом Забайкальского края.
— Дальше куда?
— У забайкальского министерства внешнеэкономических связей много толковых идей, нужно только работать. Через Внутреннюю Монголию и Маньчжурию мы можем продвигаться дальше — на Пекин, на Шанхай. В Пекине мы уже проводили презентацию Забайкалья, в Шанхае планируем в ноябре. Уже наметились предварительные договоренности, надеюсь, в скором времени начнем подписывать соглашения. Ну и нужна, конечно, поддержка федерального центра, без нее многих вопросов не решить.
— Что от них нужно, что мы не можем сделать сами?
— Ну вот, скажем, важный момент: запрет на поставки мяса и мясной продукции в Китай. Но это уровень компетенции Москвы, пока они не договорятся, у китайцев не появится забайкальского мяса, а у нас еще одного рынка сбыта. Или очевидно, что без качественной и грамотной приграничной инфраструктуры сложно говорить о настоящем развитии внешнеэкономических связей. Сейчас мы ищем деньги на реконструкцию пунктов пропуска, дорожной сети. На федеральном уровне по нашей инициативе рассматривается возможность привлечь иностранные инвестиции. Об этом уже даже есть предварительная договоренность с Китаем.

ПРОСТЫЕ ВЕЩИ

— Поговорим о более приземленных вопросах. Завершился проект «Забайкалье — территория будущего», который Вы инициировали в прошлом году. Как оцениваете итоги?
— Будем говорить, что закончился первый этап. Проект рассчитан на три года и он обязательно будет продолжаться. Итоги этого года меня очень порадовали: люди активно включились в проект, выбрали, что им нужно, представили свои инициативы, отстояли их, сами контролировали весь процесс. Это была серьезная работа, эффективная, важная. Хороший пример взаимодействия власти и жителей региона.
— Чаще всего люди выбирали строительство спортивных площадок. Вас это удивило?
— Обрадовало, скорее. Я даже не буду говорить о здоровом образе жизни, массовом спорте, это все понятно. Гораздо важнее, что люди думают о том, как будут расти их дети. Это значит, что люди думают о будущем и верят в него.
— Вы открытый губернатор? К Вам легко попасть на прием?
— Да ко мне даже на улице легко подойти! Я одно время ходила обедать пешком, так не всегда дойти получалось: меня люди останавливали, задавали вопросы. И есть хочется, и уйти невозможно — это же мои земляки, они мне доверяют. Как отказать?
— О чем чаще всего просят забайкальцы?
— О самых простых, обыденных вещах. Ничего космического никогда: купите нам трактор или водовозку, отремонтируйте что-нибудь. Простые просьбы очень. Это и грустно, и понятно одновременно. В том числе и поэтому появляются такие проекты, как «Забайкалье — территория будущего». Я рада, что люди поверили в него и в то, что власть слышит их желания.
— Все просьбы выполняете?
— Все, что могу, да. Иногда мне закон прямо запрещает какие-то вещи делать, но я всегда стараюсь разобраться по максимуму, все-таки найти какое-то решение. А часто бывает так, что людям нужно, чтобы с ними кто-то просто поговорил, выслушал, утешил, объяснил. Это человеческое, это очень понятно.
— Сколько их сейчас у Вас обращений на контроле?
— Навскидку — около полусотни. И ни одно не останется без ответа.

РАЗГОВОР С ПРЕЗИДЕНТОМ

— 9 сентября в Забайкалье прошли выборы. Вы следили за ними?
— Конечно. И как губернатор региона, и как обычный избиратель. Для меня, впрочем, как для любого забайкальца, важно, кто будет представлять интересы людей в Законодательном собрании, кто станет главой, кто займет место в районном совете. Всегда стараюсь проголосовать одной из первых, уже в 8 утра.
— Что скажете о результатах?
— Люди сделали свой выбор, отдали гражданский долг — а я именно так отношусь к голосованию. Выбрали тех, кого посчитали достойными. Это их конституционное право. Проценты в данном случае большого значения не имеют.
— Как будете работать с обновленным Заксобранием?
— Так же, как и раньше работала. Я уже не раз говорила и готова повторить снова: мне не важно, к какой партии относится человек, не важны его политические пристрастия, имидж и прочее. Мне важно, как он работает, насколько он эффективен и насколько профессионален.
— В начале сентября в Забайкалье проходит еще одно значительное событие: военные учения «Восток — 2018». Как Вы оцениваете важность этого мероприятия для региона?
— То, что на нашей территории проводятся такие масштабные учения, — крупнейшие за 37 лет! — это большая честь для Забайкалья. И очень важное свидетельство отношения федерального центра к нам. Также несомненно, что эти учения станут еще одним шагом в укреплении российских отношений с Китаем и Монголией. Представители этих стран принимают участие в учениях.
— Говорят, Владимир Путин приедет. О чем будете докладывать президенту?
— Думаю, говорить о развитии Забайкальского края. Есть несколько важных моментов, которые я бы хотела обсудить с президентом — то же приграничное сотрудничество. Сегодня правительство страны вновь возвращается к теме открытых экономических зон, появление такой в Забайкалье могло бы стать серьезным прорывом. В 90-х годах в Читинской области уже рассматривалась идея создания такой зоны, но потерпела неудачу. Возможно, стоит вернуться к этому в новых реалиях.
А еще хочу попросить обратить внимание на наши энерготарифы, сегодня это одна из болевых точек региона, тормозящая наше развитие.
— Результатами переговоров поделитесь?
— Да, и я надеюсь, что мы придем к единому решению по этим и другим вопросам.

НАСТОЯЩИЙ ПРОРЫВ

— Можете назвать три самых важных результата своей работы за 2,5 года?
— Три сложно. Их гораздо больше! Но первое, наверное, и самое главное, что мы выплатили все долги перед бюджетниками. Помните, наверное, как тяжело было, люди бастовали. Но мы собрались, все пересчитали и за первые же два с половиной месяца уменьшили долг на 80 %. А чуть позже и остальные 20 % закрыли.
— Да, я думаю, весь регион помнит об этом.
— Второе — это постепенное восстановление горнорудной промышленности, об этом мы подробно уже поговорили, не буду останавливаться.
А третьим, наверное, назову перечень приоритетных мероприятий социально-экономического развития края, который мы подписали в мае этого года. В нем 36 мероприятий, рассчитанных до 2025 года. Туда входят все стратегические наши задачи: от развития агропромышленного комплекса до приграничного сотрудничества. И это прорыв, настоящий прорыв для нас. В том числе и во взаимодействии с федеральным центром.
И вот знаете, хоть вы просили о трех… Но вот на столе у меня лежит грамота — от жителей Мензы.
— От жителей, от простых людей?
— Да, от людей, к которым в конце августа прилетел первый, начиная с 90-х годов, самолет. Мы восстановили воздушное сообщение, и люди счастливы. И мы тоже, я считаю возрождение внутренней авиации очень важным достижением. Сейчас у нас уже несколько направлений: Красный Чикой, Тунгокочен, Краснокаменск, Калар… Билеты все субсидируем из регионального бюджета, кроме Калара. Но в бюджет 19-го года и его включим.
— Почему это так важно для Вас?
— Да потому, что если в таком большом регионе, как наш, нет транспортной инфраструктуры, нет возможности ездить или летать, то он обречен на вымирание. А я этого допустить не могу. И никогда не допущу.

СИНДРОМ ОТЛИЧНИЦЫ

— Под конец разговора еще немного о личном. Хоть Вы и сказали, что сложно переключиться, но должны же у Вас быть выходные. Что тогда делает губернатор Жданова? Вообще получается отдохнуть?
— Редко, увы. Почти все, что могу себе позволить: книги и редкие, к моему большому сожалению, встречи с друзьями. Несколько раз собиралась на рыбалку этим летом, но так ни разу и не выбралась. Что ж, буду следующего лета ждать.
— Что читаете?
— Классику перечитываю и детективы. Хотя детективы — это так себе чтение, наверное, но очень помогает перезагрузить мозги и отвлечься.
— Почему бы Вам не взять отпуск? Боитесь оставить Забайкалье без присмотра?
— Боюсь. Но не потому, что мне некому доверить дела, я уже говорила, команда работает, механизм отлажен. Просто характер такой, спать спокойно не смогу. Синдром отличницы. Уезжаю и сразу же начинаю волноваться, звонить каждые пять минут — как тут все без меня. И ругаю себя за это: все работает, все движется. Но и по-другому не могу уже. Раз уж назвалась губернатором — отвечаю за все.
— Не жалеете о более свободных временах?
— Нет, нисколько. Быть губернатором — не только тяжело, но и очень интересно. Я благодарна судьбе за эту возможность. За то, что я могу сделать что-то для моей Родины, для людей.
Мария Ильина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

CAPTCHA image
*