Все записи автора admin

Операторам – вышки, забайкальцам – связь

В Забайкалье в 2021 году начнется реализация очередного этапа федерального проекта «Устранение цифрового неравенства». Проект позволит обеспечить доступность минимального набора услуг связи жителям забайкальских сел.

Читать далее Операторам – вышки, забайкальцам – связь

Социально значимые госуслуги полностью переведут в электронный формат к 2023 году

Перевести в электронный формат массовые социально значимые государственные услуги кабинету министров поручил Президент России Владимир Путин. Такой пункт содержится в опубликованном 13 октября на сайте Кремля перечне поручений по итогам совещания с членами правительства, состоявшегося 9 сентября 2020 года.

Читать далее Социально значимые госуслуги полностью переведут в электронный формат к 2023 году

ЧТО НУЖНО ЗНАТЬ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЮ О ПЛАНОВОЙ ПРОВЕРКЕ (ТИПИЧНЫЕ НАРУШЕНИЯ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ КОНТРОЛЯ)

Основанием для включения плановой проверки в ежегодный план проведения плановых проверок является истечение трех лет со дня:

Читать далее ЧТО НУЖНО ЗНАТЬ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЮ О ПЛАНОВОЙ ПРОВЕРКЕ (ТИПИЧНЫЕ НАРУШЕНИЯ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ КОНТРОЛЯ)

Коронавирус подтвердился у 11 жителей

По информации территориального отдела Управления Роспотребнадзора по Забайкальскому краю в г. Шилка, по состоянию на 29 октября в Шилкинском районе зарегистрированы 11 новых случаев заражения коронавирусной инфекцией. Все они зафиксированы в Первомайском. Среди заболевших 1 ребенок.

Читать далее Коронавирус подтвердился у 11 жителей

В России выявили самую низкую продолжительность здоровой жизни в Европе

Она составила 63,7 года. В находящейся на первом месте Исландии этот показатель составляет 71,9 года. Главными негативными факторами ученые назвали алкоголь, табак, неправильное питание и отсутствие физических нагрузок

Наиболее низкий показатель продолжительности здоровой жизни в Европе зафиксирован в России. Об этом свидетельствуют результаты масштабного исследования «Глобальное бремя болезней», опубликованные в медицинском журнале The Lancet.

Речь идет о специальном показателе DALY (Disability-adjusted life year), который дает представление о годах жизни, которые могут быть потеряны из-за утраты здоровья или инвалидности. Рост DALY свидетельствует об увеличении числа хронических болезней в стране. В России этот показатель падает на протяжении последних десяти лет на 2% в год.

Несмотря на это, ожидаемая продолжительность здоровой жизни в России в 2019 году составила 63,7 года — наименьшая цифра среди европейских стран. Самый высокий показатель в Исландии — 71,9 года.
Принимавшие участие в исследовании российские ученые связывают низкую продолжительность здоровой жизни в стране с высокими рисками неинфекционных заболеваний, вызываемых табакокурением, употреблением алкоголя, слабой физической активностью жителей и нерациональным питанием.

Комментируя эти данные, замминистра здравоохранения России Олег Салагай сообщил порталу «Будущее России. Национальные проекты», что исследование Lancet демонстрирует необходимость мер, направленных на сокращение употребления табака и алкоголя среди населения.

При этом профессор НИУ ВШЭ Василий Власов, участвовавший в исследовании «Глобальное бремя болезней», заявил, что нынешние антиалкогольные и антитабачные меры имеют обратный эффект, поскольку цены на эту продукцию в последние годы росли меньше, чем размер зарплат и пенсий. Таким образом алкоголь и табак ежегодно становился все доступнее для населения.
В 2018 году The Lancet сообщил, что в России самая большая в мире разница между продолжительностью жизни мужчин и женщин — почти 11 лет. К 2016 году ожидаемая продолжительность жизни мужчин в стране поднялась до 65,4 года, для женщин этот показатель достиг 76,2 года.

С курением, алкоголем и наркотиками в 2016 году было связано 59,2% смертей в России среди мужчин 15–49 лет. На женскую смертность эти факторы оказали влияние только в 46,8% случаях.

Источник: РБК

Кормить и поить — обязательно, мучить и бросать — запрещено

Почему в Швеции совсем нет бездомных собак?

В Швеции живет более 979 тысяч собак и почти полтора миллиона кошек. И это точные данные, потому что любой владелец собаки в Швеции обязан вживить ему микрочип и зарегистрировать его в единой национальной базе данных. Это позволяет не только вести точный учет всех животных, но и быстро найти владельца, если собака потерялась. За отказ чипировать и регистрировать домашнего любимца предусмотрен денежный штраф.

Большинство спорных вопросов, связанных с содержанием домашних животных в Швеции регулируется детально продуманной системой штрафов и уголовного наказания. Шведы — благоразумная и законопослушная нация, но даже если бы это было не так, работающее на практике законодательство не оставило бы им другого выбора.

В Швеции — три закона о содержании животных. Наиболее обширный из них — Djurskyddslagen. Это закон о защите прав животных, последний раз редактировавшийся в 2018 году. Он обязывает владельцев содержать животных в хороших условиях, гуманно обращаться с ними, предотвращать мучения и возникновение заболеваний, качественно следить за ними, кормить и регулярно поить.

Несмотря на то, что собаки и кошки считаются личным имуществом, их запрещено бросать. А также наказывать, наносить увечья и перегружать физически и ментально.

За нарушение этих пунктов предусмотрены разного размера денежные штрафы и лишение свободы сроком до двух лет.

Частично дублирует этот закон и регулирует случаи еще более жестокого обращения с животными статья в уголовном кодексе Швеции.

За исполнением законодательства следит не только полиция, но и областная администрация. Если в ходе самостоятельной проверки или после жалобы бдительного соседа она выявляет нарушения, то у владельцев есть шанс исправить ситуацию, выполнив предписание администрации по улучшению условий содержания. Если этого не происходит, то грозит штраф и животное могут отобрать. В наиболее серьезных случаях можно сесть в тюрьму и лишиться не только этой собаки или кошки, но и вообще права иметь животных. Владелец временно теряет права на животное на время расследования. После его могут продать или подарить другому человеку. И даже усыпить, если оно представляет опасность для окружающих. А также решение об усыплении могут принять, если животное испытывает мучения из-за своего состояния здоровья.

Валерия Свенссон, кинолог и волонтёр приюта, основатель онлайн-школы «Собаковедия», рассказывает: «В Швеции очень сильна тенденция не допускать мучений животного. Для жителей других стран это может выглядеть так, будто шведские ветеринары слишком легко принимают решение об усыплении. Это довольно спорный вопрос, но здесь, например, невозможна ситуации сбора средств на бездомную собаку с 90% ожога тела, лишь бы она выжила, не важно ценой каких мучений. Ветеринары и владельцы в основном исходят из желания помочь собаке или кошке, если можно вылечить, то лечить, если нельзя, то помочь уйти без мучений».

Кроме двух основных законов о защите животных, есть еще и отдельный закон «О присмотре за собаками и кошками» от 2007 года. Вероятно, именно из-за него в Швеции нет бездомных собак, но есть бездомные кошки. Он регулирует ответственность владельцев. За любое действие вашей собаки ответственность несете вы. Если, например, она покусала соседа, выбежала на проезжую часть и стала причиной ДТП, убила или покалечила дикое животное — вы будете платить штраф. А вот

 

если все это сделала кошка, то никакой ответственности не предусмотрено, она может ловить и есть редких птиц сколько ей вздумается.

Поэтому владельцы собак в Швеции очень тщательно следят за ними, а вот кошки гуляют сами по себе. Поэтому собачьих приютов в разы меньше, чем кошачьих.

Владение собаками в Швеции гораздо жестче регламентировано, чем кошками. Если собака бегает без поводка на сельскохозяйственной территории или по охотничьим угодьям, ее невозможно поймать, она может причинить вред другим животным, то хозяева территории имеют право ее пристрелить. Но они обязаны заявить в местное управление об опасности, которую представляет собака, и безуспешных попытках ее отловить. Расходы, связанные с поимкой, усыплением или изъятием будут взыскиваться с владельца. Также он может попасть и под уголовную ответственность и получить реальный срок, если пострадавшим от действий собаки, например, укушенному человеку или владельцу покалеченной собакой лошади удастся доказать факт халатности владельца, которая повлекла за собой такие последствия.

Одна из несколько абсурдных рекомендаций, которую законопослушные шведы воспринимают как обязательное к исполнению правило, разрешает владельцам оставлять их одних дома не более чем на шесть часов без перерыва. Технически, проверить это довольно сложно, но если вы не нравитесь соседям или помешали кому-то, плохо припарковав машину, на вас могут пожаловаться в областную администрацию. Тогда оттуда придут с проверкой. Правоохранительные органы, безусловно, в курсе, что иногда люди пишут такие жалобы из вредности, но если возникнут другие вопросы к содержанию животного или вашей адекватности, могут быть проблемы.

Чтобы избежать этого, многие шведы берут с собой собак на работу в места, где это разрешено. Существуют исследования, доказывающие, что присутствие собак в офисе значительно повышает производительность труда. Или пользуются услугами собачьих нянь. В зависимости от запроса владельца, дог-ситтер может приходить на дом и выгуливать собаку одну или в компании с другими, тренировать и развлекать ее. Еще можно отвезти любимца перед работой в собачий «детский сад», где с ним будут заниматься, покормят, поиграют, а хозяин встретится с ним вечером.

В большинстве ресторанов разрешают сидеть с собаками на открытых верандах, а некоторые пускают и внутрь. Нельзя с собаками только в продуктовые магазины, большинство других мест лояльно относится к четвероногим посетителям, их пускают в торговые центры и даже дорогие гостиницы. В том числе потому, что благодаря постоянно совершенствующейся культуре собаковладения большинство шведов убирают за своими питомцами и стараются воспитывать их так, чтобы они не причиняли неудобств окружающим.

Во многих местах в черте города запрещено отпускать собак с поводка, чаще всего это регулируют муниципалитеты. Не все владельцы следуют этому правилу. Жестко за его соблюдением никто не следит, если собака воспитанная и не было неприятных случаев. Но шведы заботятся не только о благополучии домашних, но и диких животных. В период с 1 марта по 20 августа запрещено гулять без поводка с собаками там, где могут встретиться дикие животные. Собака может напугать, покалечить или даже убить встретившуюся на тропинке косулю, оленя или другое животное.

Кинолог и волонтер приюта, основатель онлайн-школы «Собаковедия», Валерия Свенссон, рассказывает: «В Швеции довольно высокая культура среди владельцев собак. Бездомных собак нет вообще. В приютах очень качественный уход, животных оттуда не отдают бесплатно, а только за деньги. И отбор владельцев очень тщательный. Кошки бездомные, конечно, есть, но за них нет такой ответственности у владельцев, гораздо меньше правил и штрафов, поэтому все как-то проще относятся.

А если ты владелец собаки, то что бы она ни натворила, ты почти сразу виноват».

Почти в каждом городе и даже поселке есть центр по дрессировке собак, курируемый шведским клубом рабочих собак. Там работают специалисты-кинологи. В большинстве случаев они работают с животными по методу положительного подкрепления. В Швеции психологическое, физическое наказание считается неприемлемым не только в отношении детей, но и собак, и карается законом.

Основная кинологическая организация в стране — Шведский клуб собаководства. Он занимается популяризацией чистопородного разведения собак, повышением престижа качественных, здоровых, чистокровных животных.

Без специального разрешения один владелец может держать не больше десяти взрослых собак. Также клуб заботится о гуманном обращении с животными. Швеция одна из первых запретила купировать собакам уши, еще в 1940 году, а в 1989 году добавился и запрет на купирование хвостов.

Среди популярных в Швеции пород собак: шпицы, лабрадоры, золотистые ретриверы, корги, ротвейлеры, мопсы, французские бульдоги и чихуахуа. Не существует запрета на содержание животных бойцовых пород, но собака должна быть воспитанной, управляемой и не представлять опасности для окружающих, иначе ее могут отобрать и усыпить. Однако уголовного наказания за ущерб, который ваша собака нанесла другой, не предусмотрено. За драку вашего любимца с соседским псом вам ничего не будет. Но владелец может по суду взыскать с вас расходы на ветеринара.

Культура владения домашними животными в Швеции возникла не вчера и дошла до такого высокого уровня не за один десяток лет, хотя ей еще далеко до идеала. И там случаются эксцессы с отравлением собак подброшенными ядовитыми лакомствами. И в лесах живут стаи одичавших бездомных кошек. Но главное, что существует продуманное, логичное и гуманное законодательство и отработанная система контроля за его соблюдением. И дело не столько в штрафах, сколько во вполне реальной ответственности людей перед животными и их защищенности на государственном уровне.

Источник: novayagazeta.ru 

Почему они молчали: как мифы о насилии мешают говорить о нем и что с этим делать

В середине июля этого года по социальным сетям прокатилась очередная волна #MeToo-активизма: женщины рассказывали о пережитом опыте домогательств и насилия со стороны политических деятелей и сотрудников медиа. Общественная реакция на подобные признания зачастую негативная: многие склонны осуждать самих жертв. Их обвиняют в желании «хайпануть» или заработать, не понимая, почему многим понадобилось столько времени (иногда — несколько десятилетий), чтобы начать говорить. И если о социальных причинах отложенных признаний было сказано и написано немало, то значение психологических факторов общество пока явно недооценивает и уделяет им недостаточно внимания.

Всегда ли жертва насилия осознаёт, что с ней произошло?

Нередко пережившие харассмент или сексуальное насилие начинают говорить об этом спустя долгое время просто потому, что далеко не сразу понимают, что с ними случилось на самом деле.

У каждого человека свои представления о личных границах и сексуальной неприкосновенности, которые меняются с возрастом. Довольно часто люди не считают совершенные в их отношении действия насилием, потому что они не укладываются в их собственное определение этого явления. Хотя международные организации могут классифицировать ту же самую ситуацию совершенно иначе. Например, навязчивые комплименты от коллег в современной России крайне редко воспринимаются как сексуальное домогательство, несмотря на то что иногда они объективно мешают работать. В некоторых публичных кейсах даже физический контакт списывают на пьяную неудачную шутку.

Проблема в том, что сами люди, пережившие домогательства и изнасилования, — часть общества, в котором рамки дозволенного крайне размыты, и им тоже трудно понять, где заканчивается шутка и начинается насилие.

Одна из причин — влияние популярной культуры. Правозащитница Марисса Корбел пишет о парадигме «идеальной жертвы» — пережившей насилие и «правильно» реагирующей на него гипотетической «женщины в вакууме». Она активно протестует во время и после инцидента, дает отпор насильнику, кусаясь и царапаясь, обязательно громко кричит, зовет на помощь и получает невероятное количество повреждений в процессе, чтобы полиции было что протоколировать.

Мы множество раз наблюдали, как пострадавших публично проверяют на соответствие перечисленным «требованиям» и уличают во лжи тех, кто не выполнил хотя бы один пункт «обязательной программы». Но проблема в том, что и сами эти люди точно так же подвержены вере в «идеальную жертву».

Корбел подчеркивает, что ее собственный опыт и истории ее подопечных совершенно не похожи на то, что коллективное бессознательное понимает под насилием. Это вовсе не нападение маньяка в темном переулке с последующим активным сопротивлением. Более того, многие пытаются минимизировать ущерб, стараясь успокоить насильника, а другие просто замирают и не имеют возможности сопротивляться. В некоторых ситуациях люди демонстрируют совсем «неадекватное» для «идеальной жертвы» поведение — например, готовят абьюзеру завтрак или продолжают состоять с ним в отношениях. В результате классической реакции «бей или беги» не возникает, а произошедшее в 60% случаев не классифицируется как насилие.

В одном из относительно недавних кейсов модель подала в суд на фотографа. Многие издания опубликовали запись с камеры наблюдения, на которой видно, как девушка спокойно выходит из квартиры и даже обнимает того, кого потом обвинит в насилии. Чаще всего пресса преподносит эти кадры как доказательство лжи женщины или по крайней мере как повод усомниться в ее словах.

На самом же деле не существует никакой «правильной» реакции на насилие.

Психиатр-криминалист Барбара Зив говорит, что большинство жертв не обращается в полицию сразу после инцидента и довольно часто пытается сделать вид, что ничего не произошло. Многие даже поддерживают контакт с насильником, что приводит к повторной виктимизации.

Поведение людей, оказавшихся в такой ситуации, в корне отличается от ожиданий социума — и их самих от себя. И чем больше мифов о «настоящем насилии» популяризируют пресса и медиа, тем ниже вероятность того, что люди будут рассказывать о своем опыте и обращаться в полицию.

В обществе сформировался образ не только «настоящей» жертвы, но и «настоящего» насильника. Например, им «по определению» не может быть партнер или супруг. Исследование, проведенное на российской выборке, показало, что «75% жен с большей или меньшей частотой уступают мужу, соглашаясь на секс, когда им этого не хочется. Каждая пятая (20%) женщина идет на такие уступки часто». Только половина опрошенных россиян считает секс под давлением формой насилия. Многие уверены, что «настоящее» изнасилование в принципе возможно только в ситуациях нападения незнакомого человека в темном переулке. В США доля таких, «канонических» случаев составляет всего 20%, в то время как более трети обращений в полицию — инциденты с участием супругов и партнеров.

Мужчины намного реже страдают от изнасилований и домогательств со стороны женщин, но подобное всё же происходит, и в этом случае проблема лишь усугубляется.

Согласно существующему культурному коду, гетеросексуальный мачо автоматически согласен на секс в режиме 24/7. Кроме того, распространен миф, что сценарий, когда насильником выступает женщина, невозможен в принципе, по физиологическим причинам. Неудивительно, что только 24% мужчин, с которыми это случилось, отдают себе отчет в том, что на самом деле произошло.

Как видим, существует масса причин, по которым пережившие насилие отказываются признать себя пострадавшими и называть вещи своими именами. Представления об «идеальной жертве» и «настоящем насилии» также мешают определить проявления харассмента, особенно неоднозначные, такие как неуместные комплименты или попытки погладить коленку.

Статус жертвы сексуального насилия по-прежнему стигматизирован. Более того, в последние годы стало распространенным мнение, что некоторые люди намеренно к нему стремятся на радость поп-психологам и коучам. В своих книгах они учат, как сбросить с себя этот статус и наконец-то принять ответственность за собственную жизнь. И хотя попытки разрушить «ментальность жертвы» иногда действительно направлены на эмпауэрмент переживших насилие, подобная риторика всё еще обесценивает их боль и страдания, а сама проблема «затирается» и уходит на второй план («хватит себя жалеть; не важно, что с тобой произошло, — важно, как ты к этому относишься и что будешь делать дальше»).

Люди, подвергшиеся насилию, не хотят быть той самой «жертвой», о которой пишут поп-психологи, и винить всех в своих проблемах.

В связи с чем многие стараются вообще не употреблять это набившее оскомину и обросшее негативными коннотациями слово в отношении переживших насилие. В английском языке его всё чаще заменяют существительным survivor — «выживший».

Даже если человек не осознаёт, что с ним произошло, он всё равно испытывает психологические последствия случившегося в виде депрессии и посттравматических расстройств. Более того, как показывают исследования, такие люди чаще становятся жертвами повторного насилия.

Как пережившие насилие переосознают травматичный опыт годы спустя?

С годами всё больше людей осознаёт, что их границы были нарушены и они стали жертвами насилия. Непоследнюю роль в этом играют всевозможные акции и флешмобы, направленные на привлечение внимания к проблеме, а также сексуальное просвещение и открытый доступ к информации.

Так, еще 10 лет назад в русскоязычном дискурсе концепция активного согласия на секс попросту отсутствовала, и лишь недавно эта проблема стала обсуждаться не только в небольших феминистских изданиях, но и в таргетированных на широкую аудиторию. Журнал «Нож» уже публиковал подробный гайд по тому, как отличить насилие от ненасилия.

Публичные признания «выживших» вызывают эффект домино: одна история заставляет многих пересмотреть свой похожий опыт, понять, что с ними произошло на самом деле, и, возможно, также рассказать об этом.

Другая вероятная причина таких «кластерных» публичных признаний — поиск поддержки. Хотя наше общество по-прежнему склонно к виктимблеймингу, у переживших насилие появляется всё больше ресурсов, где они могут найти сочувствие и получить помощь: на этих площадках, как правило, публикуются контакты горячих линий и кризисных центров.

Наконец, на такой шаг могут решиться люди с депрессивными и посттравматическими расстройствами в результате работы с психотерапевтом.

Как показывают приведенные примеры, нет ничего удивительного в том, что люди делятся болезненным опытом месяцы и даже годы спустя.

Идеализированные сценарии «настоящего» изнасилования или харассмента вкупе со стигматизацией статуса жертвы очень часто мешают пережившим насилие признаться самим себе в том, что с ними произошло.

К сожалению, подобные попытки спастись от травматичного опыта, просто отрицая его, не помогают избежать тяжелых последствий для психологического здоровья. Потому многие рано или поздно всё же приходят к переосмыслению случившегося с ними.

Обществу следует отказаться от укоренившихся в культурном коде паттернов «идеальной жертвы» и «настоящего насилия». Развеять эти мифы — значит сделать важный шаг на пути к решению проблемы, которая может коснуться каждого.

Источник: knife.media