История Шилки в официальных документах

shilkaПо материалам исследования «Посёлки по линии Забайкальской железной дороги». Чита, 1908

Одна из уважаемых авторов «ШП» жительница г. Иркутска Роза Лисичникова известна нашим читателям как потомок купцов-золотопромышленников Полутовых, выходцев из с. Митрофаново. Несколько лет назад газета публиковала ее материалы о родословной титулованных предков. Кроме того, иркутянка увлечена в целом краеведением наших мест — с. Митрофаново, г. Шилки, г. Читы. К 65-летнему юбилею города Шилки Р.Н. Лисичникова подготовила исследовательскую работу об истории его образования. Думается, ее серьезный научный вклад в копилку изучения земли шилкинской будет по достоинству оценен читателями.

Об источнике информации
В «Исторической энциклопедии Сибири» содержится следующая информация о предмете нашего разговора: «Шилка, город район. подчинения в Забайкальском крае, адм. центр одноим. р-на, расположен в Забайкалье, в долине р. Шилка, в 248 км к востоку от Читы. Ж.-д. станция. Узел автомоб. дорог (направления на Читу и Хабаровск). Основан в 1-й пол. ХVIII в. как казачий караул Шилкинский, затем — с. Шилкинское. В 1922 г. с. Шилкинское — центр Шилкинской вол. Нерчинского у. Забайкальской обл., с 1929 — раб. посёлок. С 1951 г. — город район. подчинения, райцентр…
С 1765 г. известен как казачий караул Шилкинский на лев. берегу р. Шилка. Первыми в этих местах поселились казаки станицы Митрофановской 3-го воен. отд. Забайкальского казачьего войска. После затопления станицы часть её жителей переселилась на более высокое место при строившейся в 1895-97 ж.-д. станции. Новое казачье поселение стало называться Шилкинским, а затем Шилкой. Дальнейшее развитие Ш. связано с ж. д…» (1).
Энциклопедическая статья заканчивается списком литературы, первым в котором называется Д.М. Головачёв. Посёлки по линии Забайкальской железной дороги. Чита, 1908 (2). Это статистическое исследование ситуации в посёлках ЗЖД на начало прошлого века, оформленное в виде официального отчёта. Один его экземпляр чудесным образом в хорошем состоянии сохранился в Иркутской областной государственной универсальной научной библиотеке им. И.И. Молчанова-Сибирского и находится в отделе историко-культурного наследия. Содержание отчёта взято за основу данной статьи.
Исследование «Посёлки по линии Забайкальской железной дороги» может быть оценено как официальный и надёжный источник социально-экономической информации по ряду причин:
1. Обследование придорожных посёлков проводилось по высокому распоряжению. Как указывается во «Введении», ещё в феврале 1902 г. военный губернатор Забайкальской области И.П. Надаров указывал на «необходимость упорядочения жизни посёлков». Для наведения надлежащего порядка надо было иметь представление о современном быте всех посёлков в области, для чего надлежало провести обследование на местах по специально подготовленной программе.
2. Сбор информации и её обработка проводились Забайкальским Областным Статистическим Комитетом — официальным органом областного правления.
3. В качестве метода обследования выбран посемейный опрос с описанием поселкового быта, что в современных терминах было бы оценено как социологическое исследование по заданной теме. Такой способ позволяет получать объективный, достоверный первичный материал.
4. Обследование не ограничивалось простым сбором исходного материала. Оно включало также грамотное описание и глубокий, всесторонний, даже с позиций современной экономической науки, анализ полученных данных.
24 февраля 1907 г. состоялось областное совещание, признавшее неотложным начало обследования. Уже в июле и августе стали поступать собранные материалы, последние были представлены в ноябре того же года.

История железнодорожных посёлков
Описанию посёлков предшествует историческая справка. Постройка Забайкальской железной дороги началась с 1895 г. Одновременно со строительством полотна стали возникать и железнодорожные поселения, что было вызвано нуждами как строительства дороги, так и её эксплуатации. Наконец, возникновение и развитие новых поселений тесно связано с появлением по линии промышленных предприятий, необходимых для самой железной дороги.
Сооружение столь огромного предприятия, как железная дорога, в отдалённой от центра и малонаселённой окраине России потребовало большого количества рабочих рук, что вызвало приток рабочих на постройку дороги со стороны — из Сибири, а главным образом, из Европейской России. Местное население в небольшом числе выделило на земельные работы землекопов, по-видимому, из бывших приисковых рабочих — крестьян, казаков, поселенцев, причисленных в области. Инородцы нанимались на постройку дороги в весьма ограниченном числе. Главная же масса рабочих состояла из сибирского и российского крестьянства. Большинство рабочих перешло с уже построенных участков Сибирской железной дороги.

Возникновение Шилки
Историческая связь ст. Шилки и станицы Митрофановской хорошо известна и не вызывает разногласий. Посмотрим, каков взгляд на этот вопрос исследователей начала прошлого века.
В соответствии с обследованием посёлок при ст. Шилке возник в 1897 г. Главной причиной его возникновения послужило сильное наводнение и затопление Митрофановской станицы. Это природное явление вызвало у многих жителей станицы желание поселиться на более высоком правобережном месте и «образовать совершенно новый посёлок под названием Шилкинского посёлка». В другом источнике, написанном специалистами-железнодорожниками, такой подход подтверждается: «На станции Митрофановской восточного направления дороги были организованы склады железнодорожных материалов и мастерские для сборки паровозов и вагонов. Здесь укладку пути начали в конце 1896 г. Однако наводнение 1897 г. вызвало крупные разрушения насыпей и мостов, перепроектировку, а затем и перестройку ряда больших её участков. Поэтому укладка рельсов возобновилась здесь лишь в начале 1898 г.» (3). Таким образом крупное природное явление конца девятнадцатого века послужило началом нового географического образования — ст. Шилки и, вместе с тем, отступления на второй план села Митрофаново. В издании Центра Статистического Комитета Министерства внутренних дел «Статистика Российской империи», выпуск 8, 1896 г. указан состав Митрофановского станичного общества в объёме 10 поселений, в которых Шилка отсутствует. В самом Митрофаново станичное правление имело 87 крестьянских дворов, число наличных душ: м. — 242, ж. — 260, итого 502 чел. (5). Но уже на географической «Карте Забайкальской области» на 1 января 1911 г., подробная карта «Земли Забайкальского казачьего войска», указана ст. Шилка, Митрофаново нет (4).

Население
Возникновение и развитие Шилки, как любого другого поселения, наиболее достоверно и наглядно прослеживается по динамике населения: общей численности и количеству семей. В таблице «Сведения о семьях забайкальцев, проживающих в посёлке» (Приложение 5 исследования) показано, что до 1895 г. жителей на месте нового поселения не было. Как уже отмечалось, и в других источниках Шилка не указывается в составе поселений, объединённых казачьей станицей Митрофановской. Значит, до конца ХIХ века Шилка не была даже выселком Митрофаново, а на новое место семьи стали «водворяться» лишь после наводнения. Предположительно в это же время из Митрофаново переселилась семья нашего прадеда Полутова Георгия (Егора) Васильевича, младшего из пяти братьев, которая в Шилке проживала по ул. Толстого.
Активный рост населения произошёл в 1906-1907 гг., и по числу жителей, проживающих на момент переписи, Шилка была отнесена к V группе посёлков ЗЖД, имеющих свыше 300 душ населения, и занимала пятое место, пропустив вперёд Хилок, Оловянную, Борзю, Адриановку. Тогдашнее население Шилки составляло 922 жителя (242 семьи). Напомним, что посемейная перепись населения проводилась в апреле-июне 1907 г., т.е. спустя 10 лет после наводнения. Автор замечает, что всех жителей, проживающих по линии дороги, в действительности было больше за счёт железнодорожных служащих с семьями, проживающих в казённых зданиях на полосе отчуждения; рабочих на некоторых предприятиях на линии дороги; временных и случайных рабочих по линии, учесть которых невозможно; допустимых пропусков при переписи.
Источник (1) продолжает хронологию и динамику населения Шилки, тыс. чел.: 1910 — 1,6; 1959 — 16,8; 1970 — 16,1; 1989 — 18,0; 2002 — 14,7; 2007 — 14,3.
Статистическое исследование даёт глубокий, подробный анализ структуры населения посёлка: по половому признаку, по возрасту, составу семьи, сословию, первоначальному жительству, вероисповеданию, обеспеченности жильём, времени проживания в посёлке, занятию, вплоть до наличия в семье скота. Исследование настолько глубокое, всестороннее и подробное, что содержит сведения даже о числе семей, накашивающих или покупающих какое-то количество копен сена.
Вместить в одну статью весь обзор в полном объёме невозможно, остановимся лишь на некоторых характеристиках. К важным признакам населения относится, например, соотношение мужчин и женщин. Для Шилки характерно численное преобладание мужской части населения как показатель того, что посёлок переживает пока ещё первичную стадию своей жизни. По мере роста поселения и укрепления оседлости численность и доля женщин повышается. По переписи в посёлке проживает главным образом тот элемент, который пока временно и случайно ищет приложение своей рабочей силы. Большинство из проживающих здесь оставило свои семьи пока на месте прежнего жительства. За счёт этой группы рабочих во взрослом населении мужчины существенно превышают число женщин.
В среднем поселковая семья в Шилке имеет 3,9 чел., тогда как по всей Забайкальской области — 5,8 чел. Небольшой состав семьи свидетельствует о том же: не всегда члены семьи переезжают на новое место одновременно с главой семьи. Часто причина кроется в отсутствии жилья. У тех, кто обзавёлся жильём, состав семьи — 4,6, у не имеющих дома — 2,7 чел. Вторые — единичные работники, пришедшие на линию искать заработок.
Подавляющая часть жителей занята на железной дороге, на втором месте — занятые в торговле и подрядах, часть жителей занята в домашнем хозяйстве и содержании квартиры. 19 семей из общего количества относятся к разряду ремесленников, занятых на строительных работах, портные и сапожники, кузнецы и слесари.
В сословной структуре населения преобладают казаки, за ними следуют крестьяне, городские сословия (дворяне, мещане, купцы), меньше всего инородцев.
Структура семей по их первоначальному жительству на всей ЗЖД такова: забайкальских семей — 46,0%, сибиряков (из Восточной, Западной Сибири и Амурского края) — 18,1%, российских — 34,4%, иностранцев и неизвестных — 1,5%. Иностранцы состоят из китайцев, корейцев, итальянцев, турецких подданных. По вероисповеданию в целом по Шилке преобладают православные — 232 семьи, католики — семь семей, армяно-грегорианцы — три семьи.
Исследование содержит сведения под названием «Время водворения поселковых жителей». Повторим, что первые изыскания и начало постройки железной дороги отнесены к 1895 г. До того край населяло коренное старожильское население — те, кого железная дорога застала на месте жительства. Его по всей линии — 2,5%. Далее по всей дороге до русско-японской войны население посёлков увеличивалось, но медленно. Война и необходимость перевозок по дороге «повысила население посёлков на 20%. Настоящая же волна засельщиков хлынула с 1906 г., и за один этот год и начало 1907 г. водворилось около 50%».
Переселение в Шилку жителей из других местностей активно продолжалось и в последующие годы, примерно до середины прошлого века. Жительница Читы Валентина Савченко-Лобанова, родившаяся и более 50 лет прожившая в Шилке, вспоминает: «Мои дед Иван Дмитриевич и бабушка Елизавета Петровна Лобановы из посёлка Оловянная переехали на постоянное место жительства в г. Шилку. Дедушка начал работать машинистом в паровозном депо. С жильём были проблемы, и они снимали комнату в большом доме Полутовых по ул. Толстого. Осенью 1929 г. в этом доме у них родился сын Юрий (мой отец). На протяжении всей жизни бабушка, прожившая 75 лет, с особой теплотой вспоминала годы, которые они провели в доме Полутовых». Получается, что отношения между хозяевами дома и арендаторами часто были благоприятными, о чём уже третье поколение переселенцев вспоминает с добрыми чувствами.
Результаты статистического изучения населения придорожных посёлков обусловили такой общий вывод: «Растёт и крепнет устойчивость населения, что даёт хоть и медленный, но уже прочный рост посёлков».

Хозяйственное положение жителей посёлка
Авторы отчёта вновь подчёркивают, что вся деятельность населения теснейшим образом связана с железной дорогой: «И нет по всей дороге ни одного посёлка, ни одной значительной группы населения, которая занималась бы самостоятельным, независимым от железной дороги делом и имела бы средства к существованию от сторонних предприятий. Только разве небольшая группа старожилов, занимающихся земледелием, может претендовать на некоторую самостоятельность, но и их земледельческая промышленность в большинстве является подобным занятием… Таким образом железная дорога для жителей посёлков — это всё. Для неё они здесь живут и ею существуют. И если представить себе фантастический случай, когда железная дорога будет закрыта, то в тот же день все жители посёлков разбегутся, и от огромного большинства их останется одно жалкое воспоминание».
По состоянию на весну 1907 г. занято чернорабочих на железной дороге 69 чел., служащих на железной дороге — 53 чел., служащих в депо и мастерских — 49 чел., всего занято железной дорогой 170 чел. Для сравнения: в торговле и подрядах занято 15 чел., в домашнем хозяйстве и содержании квартир — 16 чел.

Жилые постройки
По числу жилых построек все посёлки разделены на пять групп: от первой с числом жилых домов до десяти до пятой, имеющих от 100 до 200 жилых домов. Шилка вместе с Могзоном и Оловянной отнесена к третьей группе хорошо обустроенных посёлков. Самыми крупными станциями на момент обследования были: Андриановская — 217 домов, Борзя — 220 домов, Хилок — 439 домов.
В каждом посёлке, в зависимости от обеспеченности жильём, выделяются три группы: семьи, имеющие жилые постройки; семьи, имеющие, кроме жилых домов, и пашни; семьи, живущие на квартирах.
Жилыми постройками считаются дома, землянки, бараки, которым даётся любопытная характеристика: «Можно сказать, что огромное большинство поселковых построек не отличается ни красотой, ни удобствами, а производит впечатление наспех выстроенных избушек. Обычно кладут бревенчатый сруб, настилают тесовую или драньевую крышу. И дом готов. Бараки и землянки производят совершенно жалкое впечатление и не только в большинстве случаев лишены удобств, но и не удовлетворяют самым неприхотливым требованиям».
Структура семей по обеспеченности жильём такова: 1 группа — 51,3%, 2 группа — 6,7%, 3 группа — 42%. Динамика показывает, что в первый год обзаводятся домами не более трети всех водворившихся в посёлках, на второй год только треть семей уже не имеет собственных домов, а из проживших восемь лет только 10% остаётся на квартирах.
Обеспеченность жильём на ЗЖД зависит от рода занятий: в группе домохозяев, занимающихся земледелием, число имеющих две и более жилых построек составляет 27,3% ко всему числу домохозяев, а у не занимающихся земледелием — только 16,1%, что указывает на большую состоятельность первых.

Аграрные отношения
Самое большое значение в сельскохозяйственных занятиях населения имело скотоводство. Исследователи показывают, что во всех без исключения случаях лошади играют большую роль в заработке семьи. Это контингент конных рабочих по ремонту полотна, землекопы, дроворубы, возчики и, наконец, водовозы. По размерам скотоводства Шилка входит в первую группу посёлков из 10 с показателем 25% семей, имеющих скот. Земледелие на тот момент было занятием единичных хозяйств и не имело большого значения для экономической жизни, хотя его роль в дальнейшей судьбе посёлка и его устройстве увеличивалась.
Большой интерес для анализа сельского хозяйства представляет часть статистического отчёта, названная «Земельные отношения». Авторы пишут: «До 1899 г. все земли в Забайкальской области принадлежали казне, и только часть земель Восточного Забайкалья была приписана к «Нерчинским заводам» и находилась в ведении Кабинета. Никогда в области не было юридического межевания земель между отдельными владельцами, и хотя фактическим владельцам земель — инородцам, крестьянам и казакам были отведены, в порядке административно-хозяйственного межевания, надельные земли, но юридических прав они не имели, а земли считались в их фактическом пользовании. Такая ситуация вела за собой земельную путаницу и споры. Земельные дела разрешались и судом, а главным образом в административном порядке, и решения эти только ещё больше запутывали дело.
Закон 10 апреля 1899 г. о пределах прав Кабинета его Величества на Нерчинский Округ передал все земли Восточного Забайкалья по Яблоновый Хребет в ведение Кабинета. В начале 1900 годов в области открылась комиссия по ограничению земель Забайкальского Казачьего Войска от земель казны и Кабинета, и гражданского населения, а в 1903 г. открыл свои действия поземельно-устроительный отряд для наделения крестьян и инородцев наделами и юридического ограничения их земли от земель Казны и Кабинета. Земельная неурядица в области осложнилась ещё больше с проведением железнодорожным выделом полосы отчуждения. Земля в границах отчуждения изымалась из владения предыдущими собственни-ками и передавалась во владение министерства путей сообщения. При этом лес, находящийся в полосе отчуждения, оставался в распоряжении Управления государственными имуществами».
Строиться на полосе отчуждения разрешается только лицам служащих или работающим на железной дороге. Любопытно указание жителям: «Владельцам предписывается соблюдать чистоту, заботиться о разведении около построек, насколько это возможно, деревьев и кустарников, устраивать колодцы и вообще озаботиться благоустройством. Без разрешения Управления владельцы не могут открывать торгово-промышленных заведений. Вообще им запрещено открывать питейные заведения и содержание беспаспортных и неблагонадёжных лиц». За нарушение перечисленных правил владельцами Управление грозит отбиранием участка. Участок отбирается также, если он понадобится для железной дороги. Из-за этих суровых правил тот, кто хочет укрепиться более основательно, тот избегает строиться на полосе отчуждения и занимает земли вне её.
Казачьи земли заняты по линии ЗЖД одиннадцатью посёлками, в т.ч. Шилкой. В ней всего казаков-домовладельцев 104, в т.ч.: коренных казаков — 23, посторонних забайкальских казаков — 22, прочих сословий забайкальцев — 27, сибиряков и российских — 32. «В посёлке при станции Шилка 23 семьи принадлежат к казакам-старожилам Митрофановской станицы, на землях которой расположен этот посёлок». И далее: «Земля, занимаемая посёлком, принадлежит казакам станицы Митрофановской и отдаётся для поселения разночинцев на условиях, весьма обременительных. Должностные лица казачьего населения взыскивают деньги или без всяких приговоров или же по приговорам без личного участия самих разночинцев, взамен натуральной повинности от 15 до 30 рублей с каждого, помимо арендной платы, установленной станичным сбором».
В конце раздела, посвящённого аграрным отношениям, авторы исследования делают вывод: «На почве земельных отношений возникла связь между жителями новых посёлков и коренным населением, казной и Кабинетом».

Нужды посёлков
При анализе поселкового быта уделяется внимание социальным общепоселковым объектам. «Ныне в посёлке строится церковь вместимостью на 500 человек молящихся, средства собраны среди железнодорожных служащих. Инициатива и проект постройки принадлежат начальнику 15-го участка службы пути и зданий г. инженеру Лапкину. По инициативе же Управления ЗЖД и на его же средства в 1903 году в посёлке было открыто одноклассное училище Министерства Народного просвещения. В этом же году построено и второе здание для новой двухклассной школы на 90 человек учащихся.
В посёлке ни лечебницы, ни аптеки нет. Все жители посёлка, как и служащие на железной дороге, медицинской помощью пользуются от железной дороги, где существует свой приёмный покой, врач и два фельдшера. Всех лавок в посёлке 12, одна дешёвая столовая и одна пивная лавка. Жители посёлка Шилка как проживающие за полосой отчуждения подчинены местному атаману Митрофановской станицы. Лица же, проживающие в полосе отчуждения железной дороги как служащие исключительно железной дороги, подчинены железнодорожной жандармской полиции». Другие жители остаются без помощи. Исследователи отмечают, что в крупных посёлках, таких как Оловянная, Борзя, Шилка, ютится немало преступного люда, промышляющего около рабочих, служащих, торговцев.
Многие из разночинцев заявили о тяжёлых арендных условиях и незаконных поборах должностными лицами казачьего населения взамен якобы натуральной повинности. Иные же просили предоставить им поблизости хлебопахотные земли на условиях, одинаковых с крестьянами и инородцами.
Проведённый сбор сведений, его последующая обработка и анализ позволили сделать вывод: «Крупные посёлки нуждаются в упрочении дальнейшего существования путём разрешения земельного вопроса и организации общественного быта. Как огромное предприятие дорога нуждается в прочно водворившихся служащих и рабочих, а край в прочных торгово-промышленных местных центрах». Прогноз относительно будущей судьбы поселений предполагает: для отдельных станций, где условия для работы и проживания особенно благоприятны, «будущность весьма хорошая» (например, Нерчинск). И, наоборот, «Ввиду малоземелья и неудобства поселения дальнейшее разрастание посёлка невозможно» (например, Сретенск). Относительно Шилки исследователи прогнозируют: «Ввиду проведения Амурской железной дороги и предстоящего преобразования теперешнего депо в основное депо посёлку, при более лёгких условиях земельной аренды, предстоит будущность».

Выводы
Поселения Шилка и Митрофаново объединяет неразрывная причинно-следственная связь, которая в данном случае имеет особый характер — исторически Шилка выступает вторичным и лишь относительно самостоятельным образованием. В связи с этим представляется справедливым рассматривать развитие Шилки в коротком и длинном периоде. Короткая история города начинается в конце ХIХ века после обильного наводнения и переноса строительства железнодорожной станции из Митрофаново на новое место. Короткая история укладывается во вполне обозримый отрезок времени, довольно полно описана и вполне осознана. И хотя очевидцев и участников событий тех лет давно нет в живых, можно предполагать, что ранняя история города сохранилась в документах, фотографиях, семейных преданиях потомков первых поселенцев. Если этот период и таит в себе некоторые белые пятна, они не являются существенными и определяющими.
Однако ограничение исторического горизонта Шилки периодом 1897 г. — начало ХХI века обедняет прошлое. Есть немало оснований того, чтобы новое поселение рассматривать не как возникшее на абсолютно пустом месте, а как продолжение ранее и давно существующего села Митрофаново. Во-первых, расстояние между этими поселениями столь мало, а с современных позиций даже ничтожно, что вполне укладывается в границы единого населённого пункта. Во-вторых, первыми поселенцами на новом высоком и географически более надёжном месте стали жители Митрофановской казачьей станицы. В-третьих, важен фактор собственности — первоначально Шилка располагалась на землях митрофановского казачества. Всё из ранней истории Шилки сходится на Митрофаново, и не случись разлива реки, быть бы ему не только первым и главным поселением в данной местности, но и крупным железнодорожным узлом. Стихия же оказалась сильнее и утвердила другие приоритеты.
Новое поселение фактически отпочковалось от казачьей станицы по причине неблагоприятных природных условий. Происходи подобное событие в спокойной обстановке, его можно было расценивать как разделение сфер экономики (видов деятельности): Шилке отошли промышленное производство и транспорт, за Митрофаново осталось традиционное сельское хозяйство. Ради него станица создавалась в былые времена, благодаря ему существует до сих пор. В новом варианте разделения труда соседние поселения сосуществуют без малого 120 лет из общей 360-летней истории. На наш взгляд, нет веских причин, мешающих считать образование Шилки логическим, пусть и обусловленным внешними факторами, продолжением казачьей станицы. Если принять такой тезис, тогда начало Митрофаново должно признаваться началом новой станции, в связи с чем возникает идея длинной истории Шилки. Приятной наградой за такой подход было празднование 360-летней годовщины, а также прочих предстоящих юбилеев во всём нынешнем шилкинском кусте. Митрофаново есть начало Шилки, а Шилка — продолжение Митрофаново. Общая история соседних поселений достойна уважения. Для сравнения вспомним биографии других старинных и давно известных городов Восточной Сибири, первыми появившихся на географической карте: Нерчинск — 1653 год образования, Иркутск — 1661 г., Кяхта — 1727 г. Хронологически Митрофаново (Шилка) с годом возникновения 1655-м — без малого ровесник знаменитого соседа — Нерчинска и несколько старше Иркутска. Должно быть, совсем не случайно на фоне соседнего бывшего уездного города появилась в этих же краях с разницей всего-то в два года новая станица. Кому-то и зачем-то это было нужно. Можно предполагать, что в истории Нерчинска и Шилки есть общие (хотя бы похожие) родовые черты, которые в нашем случае, в силу каких-то неясных обстоятельств, не позволили станице развиться до состояния процветающего города. На эти и многие другие вопросы, касающиеся давней истории Шилки (Митрофаново) на протяжении первых двух частей из их 360-летней истории, хотелось бы знать ответы. В качестве же общего вывода позволим себе сказать, что роль поселения Митрофаново — Шилка в истории района и всего Забайкальского края пока недооценена.
Источники:
1. Историческая энциклопедия Сибири. Т. 111. С. 531. — Н-сб., 2010. — 784 с.
2. Д.М. Головачёв. Посёлки по линии Забайкальской железной дороги. Издание Забайкальского Областного Статистического Комитета. 1908 г. — Чита, Тип. Забайкальского областного Правления, 1908. — 87 с.
3. Транссибирская и Байкало-Амурская магистрали — мост между прошлым и будущим России. С. 52. — М.: Изд-во Центра «Транспорт», 2005. — 348 с.
4. Атлас Азиатской России. Издание Переселенческого Управления Главного Управления землеустройства и земледелия 1914. — С-П: Товарищество «А.Ф. Марксъ».
5. Статистика Российской империи. Волости и населённые места. Выпуск 8. Забайкальская область. — Издание Центра Статистического Комитета Министерства внутренних дел. — С-П., 1896. — 48 с.
Р. Лисичникова
г. Иркутск,
апрель 2016 г.

 

2 мысли о “История Шилки в официальных документах”

  1. Просто поражает ваше желание натянуть сову на глобус и увеличить якобы продолжительность нас.пункта. И договорились до идиотизма, что ваши деревни старше Иркутска. Вы с головой дружите? Вы давно были на кладбищах своих и видели там древние захоронения?. Я специально приеду в шилку, сделаю исследование и покажу вашу тупость на ютубе

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

CAPTCHA image
*